Проводы Дуняши (село Борки, Нижегородская обл.)

Село Борки

(Нижегородская обл., Вознесенский район)

Посмотреть место в Яндекс.Карты

Посмотреть место в Google Планета Земля

Проводы Дуняши

(Календарный обряд проводов весны-встречи лета)

 

 

 

Тексты частушек, которые пели участники процессии с Дуняшей, когда спускались к реке

 

Частушки (припевки) под нижегородский наигрыш «сормача» (сормач)

 

Частушки (припевки) «на драку»

Тема этих частушек – (само)утверждение молодых людей в социуме, что соответствует обрядам инициации (перехода молодого человека из статуса «мальчика-подростка» в статус «мужчины»), которые издавна практикуются в традиционных обществах по всему миру. В частности, в России ещё не так давно практиковались кулачные бои, являвшиеся, вероятно, отголоском более древних практик инициации.

В таких соревновательных действиях просматривается также своеобразная практика обращения к "высшим силам" посредством преодоления сложных физических испытаний, победы в тяжёлой соревновательной борьбе. Такая практика, в частности, сохранилась в наши дни у некоторых кочевых народов (казахи, киргизы и др.) в виде игры кокпар (казах. яз.), кок бору (киргиз. яз.), о которой можно узнать из материала "Кокпар".

В теме драки появляется персонаж девушки (Шурочки), что вполне соответствует определяющемуся статусу «будущего полноценного мужчины».

 

 

Наша шаечка молоденька, шали, шали, шали.

Нашу шаечку молоденьку никто не шевели.

 

Нашу шаечку молоденьку никто не шевели.

А меня били, колотили в поле под берёзкою.

 

А меня били, колотили в поле под берёзкою.

А я думал, угощают меня папироскою.

 

А я думал, угощают меня папироскою.

Атаманы шли по мосту, мост железный заскрипел.

 

(Вариация: Атаманы шли по мосту, мост чугунный заскрипел)

 

Атаманы шли по мосту, мост железный заскрипел.

Атаманы стали драться, финский ножик заблестел.

 

Атаманы стали драться, финский ножик заблестел.

Финский ножик заблестел - Шурочка заплакала.

 

Финский ножик заблестел - эх, Шурочка заплакала.

А из-под белой рубашонки ала кровь закапала.

 

Из-под белой рубашонки ала кровь закапала.

А финский нож советской стали, он блестит как серебро.

 

Финский нож, советской стали, он блестит как серебро.

Он найдёт своё местечко под девятое ребро.

 

Он найдёт своё местечко под девятое ребро.

Режьте гады, режьте гады, режьте гады на куски.

 

Режьте гады, режьте гады, режьте гады на куски.

Моё тело не капуста, не посыпятся листы.

 

Моё тело не капуста, не посыпятся листы.

А нам хотели запретить, по этой улице ходить.

 

Нам хотели запретить, по этой улице ходить.

Стены каменны пробьём, по этой улице пройдём.

 

Стены каменны пробьём, по этой улице пройдём.

Наша улица широкая, шали, шали, шали.

 

Наша улица широкая, шали, шали, шали.

В пятистенниньком дому живёт моя малиночка.

 

(Здесь импровизация из-за того, что перепутали слова; общепринятый вариант:

Наша улица широка - сама серединочка.

В пятистенниньком дому, живёт моя малиночка)

 

В пятистенниньком дому живёт моя малиночка.

 

Шире улица раздайся, шайка жуликов идёт.

Атаман в гармонь играет, шайка весело поёт.

 

Атаман в гармонь играет, шайка весело поёт.

Шурочка-евреечка, скажи-ка, сколько времечка.

 

Шурочка-евреечка, скажи-ка, сколько времечка.

Времечка - девятый час, расставаться нам сейчас.

 

Времечка - девятый час, расставаться нам сейчас.

 

***

 

Песня, которую участники процессии запели перед тем, как бросить Дуняшу в реку

 

Берёзка, берёзонька

Ой берёза, берёзонька, ты моя раскудрявая

Умывайся на зореньке, не слезами, а росами.