девушки знакомство кильмезь кировской области знакомства секс знакомство диалоги на немецком на тему знакомство москве знакомства одинокая женщина желает познакомится чем закончился знакомство каневской район объявления знакомств знакомства интим ивано франковск знакомства порно иностранные нежный домашний секс знакомства подростков в липецке месяц назад мы познакомились анна бальчева украина знакомства знакомства на авито в россии как определить что девушка ищет парня интим знакомство сайт знакомств челябинск татары с чего начинать знакомство вконтакте сайты для знакомств для секса в казахстане девушки знакомство знакомство сайт инвалидов познакомится с девушкой 14 лет познакомься это джаред фикбук читать приключения пышки на сайте знакомств неженатые мужчины знакомства знакомства в г весьегонск парень знакомства тнт знакомства love лове новосибирск сайт знакомств знакомства секс apps for gay dating Roeselare Belgium Huawei P40 gefunden besitzer ermitteln free dating site for gay in Komatipoort South Africa example of Heist-op-den-Berg Belgien sie sucht ihn
Султан Увайс Бобо

Султан Увайс Бобо

Культовый комплекс Султан Увайс Бобо

(южный склон горного хребта Султануиздаг, Каракалпакстан, Узбекистан)

Посмотреть место в Google Планета Земля


На южном склоне горного хребта Султануиздаг (Султан-Ваис-даг, т.е. горы Султан Ваиса) расположен легендарный центр почитания одного из  самых известных в мусульманском мире святых из Йемена, современника Пророка Мухаммеда, никогда не встречавшегося с Пророком, но связанного с ним на духовном-мистическом уровне, Уайса аль-Карани (Ваиса аль-Карани), которого в Хорезме называют Султан-бобо (бобо – по-узбекски «старик» (уважительно), произносится как [баба]).

Этот большой культовый комплекс, части которого расположены среди обширного старого кладбища и в его окрестностях, включает:

1. Мазар (мавзолей, усыпальница) Султан Увайс Бобо (Султан Ваис Бобо, Уайс аль-Карани);

2. Священный источник (булак), расположенный рядом с мазаром Султан Увайс Бобо, по преданию вытекающий из ног погребенного святого. Священный хауз (искусственный водоём), подпитывающийся источником, с живущими там священными рыбами;

3. Пересохшее русло реки, когда-то исходившей из источника и хауза;

3. Мазар (мавзолей) Чинор Бобо (устазом, муэдзином или сартарашем Султан Увайса);

4. Гора с обо (ритуальное конусообразное сооружение из  камней), на которой по местному преданию Султан Увайс Бобо простоял на коленях 40 дней, вымаливая у Всевышнего прощение всем мусульманам, и на которой он выбил себе все зубы из солидарности с Пророком Мухаммадом, потерявшим зуб (по другой версии – два зуба) в битве при Ухуде (Охуде);

а также помещения, предназначенные для приема большого числа паломников, в частности, кухня (ошхона) для приготовления жертвенных животных.

 

Фото и видео - июнь 2017 г.

 

Мазар (мавзолей, усыпальница) Султан Увайс Бобо и Священный хауз (искусственный водоём), подпитывающийся источником, с живущими там священными рыбами Посмотреть место в Google Планета Земля

Султан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс Бобо

 

 

 

 

 

 

 

 

Пересохшее русло реки, когда-то исходившей из источника и хауза Посмотреть место в Google Планета Земля

Султан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс Бобо

 

 

 

 

 

 

Мазар (мавзолей) Чинор Бобо Посмотреть место в Google Планета Земля

Султан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс Бобо

 

 

 

 

 

 

 

Гора с обо (ритуальное конусообразное сооружение из  камней), на которой по местному преданию Султан Увайс Бобо простоял на коленях 40 дней, вымаливая у Всевышнего прощение всем мусульманам, и на которой он выбил себе все зубы из солидарности с Пророком Мухаммадом, потерявшим зуб (по другой версии – два зуба) в битве при Ухуде (Охуде) Посмотреть место в Google Планета Земля

В ходе битвы с мекканцами при Ухуде (Охуде) (625 г.) камень, брошенный со стороны противника, попал в Мухаммада и, по одной версии, сломал ему зуб, по другой – выбил два зуба и разорвал нижнюю губу (описание битвы при Ухуде cм.: Большаков О.Г. История Халифата. I:Ислам в Аравии (570 – 633). М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, стр. 113–117);

Ухуд (Охуд) - известная гора в Медине (во времена Мухаммада гора находилась в окрестностях Медины) (Западная часть Аравийского полуострова; Посмотреть место в Google Планета Земля; Посмотреть место в  Яндекс.Карты), около которой в 3 г.х. (625 г.) произошло крупное сражение между мекканскими язычниками и мусульманами. Мусульмане в этом сражении потерпели неудачу из-за допущенной ими недисциплинированности и были вынуждены отступить. Об этом говорится в аятах Корана 3: 165-166. Однако, тем не менее, они сохранили свою боеспособность. (Исламский энциклопедический словарь Автор: Айдын Ариф оглы Али-заде (доктор философских наук, ведущий научный сотрудник института Философии, Социологии и Права Национальной Академии наук Азербайджана) Серия: Золотой фонд исламской мысли, Издательство: Ансар 2007 г. (Перейти в соответствующий раздел электронной версии Словаря)

Султан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс БобоСултан Увайс Бобо

 

 

 

Вершина горы с обо (ритуальное конусообразное сооружение из  камней) и место (следы коленей), где по местному преданию Султан Увайс Бобо простоял на коленях 40 дней, вымаливая у Всевышнего прощение всем мусульманам.

 

 

Вершина горы с обо (ритуальное конусообразное сооружение из  камней) и место (пятна крови, которые показывает имам), где по местному преданию Султан Увайс Бобо выбил себе все зубы из солидарности с Пророком Мухаммадом, потерявшим зуб (по другой версии – два зуба) в битве при Ухуде (Охуде).

В ходе битвы с мекканцами при Ухуде (Охуде) (625 г.) камень, брошенный со стороны противника, попал в Мухаммада и, по одной версии, сломал ему зуб, по другой – выбил два зуба и разорвал нижнюю губу (описание битвы при Ухуде cм.: Большаков О.Г. История Халифата. I:Ислам в Аравии (570 – 633). М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, стр. 113–117);

Ухуд (Охуд) - известная гора в Медине (во времена Мухаммада гора находилась в окрестностях Медины) (Западная часть Аравийского полуострова; Посмотреть место в Google Планета Земля; Посмотреть место в  Яндекс.Карты), около которой в 3 г.х. (625 г.) произошло крупное сражение между мекканскими язычниками и мусульманами. Мусульмане в этом сражении потерпели неудачу из-за допущенной ими недисциплинированности и были вынуждены отступить. Об этом говорится в аятах Корана 3: 165-166. Однако, тем не менее, они сохранили свою боеспособность. (Исламский энциклопедический словарь Автор: Айдын Ариф оглы Али-заде (доктор философских наук, ведущий научный сотрудник института Философии, Социологии и Права Национальной Академии наук Азербайджана) Серия: Золотой фонд исламской мысли, Издательство: Ансар 2007 г. (Перейти в соответствующий раздел электронной версии Словаря)

 

 

 

 

 

 

Мавзолеи Султан Ваис Бобо и Чинар Бобо построены, вероятно, в первой половине XIX века. Большинство собеседников Снесарева связывали их строительство со временем правления хивинского Алла-кули хана (1825-1842 гг.). В наше время была проведена реставрация и даже реконструкция всего комплекса для обеспечения более удобного доступа паломников к культовым сооружениям, в частности, была проведена асфальтовая дорога для подъезда к комплексу, создана современная инфраструктура для паломников, забетонированы тропинка между мазарами Султан Ваис Бобо и Чинар Бобо, а также тропинка, ведущая на гору с обо, реконструирован бассейн со священными рыбами. Все это говорит о популярности этого места у паломников (особенно из Каракалпакстана и Хорезма) в наши дни и желании приспособить его к нуждам современности.

Однако история этого культового комплекса началась задолго до прихода Ислама в эти края, и связывание этого места в народной традиции с именем такого выдающегося мусульманского святого как Уайс аль-Карани, вероятно, говорит об особом почитании в доисламские времена следующих объектов:

1. Единственного в этих пустынных горах источника (булаг) питьевой воды, исходящего из земли и прорезавшего в горной породе руло небольшого ручья, теряющегося где-то ниже по течению под землёй. Этот родник был объектом культа плодородия в этой местности, где вода является главным источником жизни и благоденствия как для земледельцев, так и скотоводов. Рыбы, живущие в хаузе (бассейне) подпитывающимся родником, как обитатели водной стихии, в доисламских народных представлениях считались, вероятно, представителями божеств воды и плодородия (Анахита, Амбар-она). Почитание рыб, живущих в водах источников (булаг (узб.), чашма (тадж.)) практикуется во многих подобных местах на юге Узбекистана и севере Таджикистана (Чор Чинор, Чилучор Чашма). Однако в Чор Чинор и Чилучор Чашма источники образуют ручьи, впадающие в полноценные реки. Поэтому у этих источников живут рыбы – естественные обитатели среднеазиатских горных рек (в случае упомянутых мест – маринки), попавшие туда самостоятельно, привлеченные постоянными подкормками со стороны паломников. Ручей, образуемый источником Султан Ваис Бобо не доходит до единственной в этих краях постоянной реки Амударьи, хотя и направляется в её сторону. В этом ручье нет естественных представителей ихтиофауны. Поэтому живущие в хаузе (бассейне) рыбы (карпов, белых амуров) привезены туда рыбаками из Амударьи. Если рыба погибает, её хоронят по особому обряду, описанному ниже, а через некоторое время привозят ей замену из Амударьи. Трудно сказать была ли практика содержания священных рыб в хаузе перенята из южных районов Узбекистана / северных районов Таджикистана или ручей когда-то был более полноводным и имел более или менее постоянную связь с Амударьёй, откуда туда поднималась рыба. Однако традиция похорон умерших рыб в других известных нам местах не практикуется. Очевидно, такое бережное отношение к рыбам в урочище Султан Ваис Бобо обусловлено тем, что они всегда там были «на пересчёт».

2. Духа-хозяина этой местности, местом обитания которого, вероятно, считалась гора, и которому по древней традиции посвящались конусообразные сооружения из камней – обо.

3. Какое-то крупное дерево (или деревья, оазис), вероятно, произраставшее (или произраставшие в виде оазиса) в давние времена поблизости от источника, откуда, по-видимому, возникло почитание некого святого без каких-либо биографических данных по имени Чинар Бобо (чинар – дерево платан; платаны отличаются большой продолжительностью жизни (более 1000 лет) и почитаются во многих подобных местах на юге Узбекистана и севере Таджикистана (Чор Чинор, Чилучор Чашма). Прямого указания на их почитание в виде культа долголетия нет, но такая версия вполне вероятна. Платаны в этой части Узбекистана не растут из-за слишком сурового для них климата, однако культ священных деревьев выявлен в Хорезме советским этнологом Снесаревым, а название «Чинар-бобо» могло быть заимствовано вместе с практикой содержания священных рыб по примеру подобных мест на юге Узбекистана / севере Таджикистана, упомянутых выше.

Наиболее полный материал культовом комплексе Султан Бобо был собран и проанализирован известным советским этнологом Глебом Павловичем Снесаревым путем личных наблюдений и бесед с местными жителями («информаторами» - термин, принятый в этнологии) в 1950-х годах.

 

Выдержки из книги Г.П. Снесарева «Хорезмские легенды как источник по истории религиозных культов Средней Азии». Академия наук СССР, Институт этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Издательство «Наука» 1983 г., стр. 80-100, с комментариями автора сайта

Кода-то здесь построили мехмонхону – гостиницу с обширной верандой, где располагались люди, приезжавшие из Хорезма. В центре внимания посетителей … [был] довольно большой по размерам священный бассейн – хауз... Вода в нём считалась святой. Её пили, ею мыли лицо, а очень многие совершали полное омовение. Святую воду увозили с собой в бидонах, бутылках…В священном бассейне жили не менее священные рыбы… Кормить рыб и даже смотреть на них считалось делом богоугодным и целебным… Местные старики любили повествования о страшных наказаниях болезнью или даже смертью тех, кто покушался на жизнь священных рыб.

…Информатор Вапа Ваисов, житель г. Ургенча, находившийся при мазаре Султан Ваиса, рассказывал: «В нашем хаузе 10 рыб… пять-шесть лет тому назад с гор пошла дождевая вода (имеется в виду – сель. – Г.С.) и здесь стояло целое озеро; в это время рыба из хауза ушла. Две рыбы погибли, и мы их хоронили в усыпальнице около изголовья могилы Султан Ваиса. Я сам завернул их в дастархан, и сам замазал лаз в этот мазар. 10 рыб остались. Булак (т.е. родник – Г.С.) действует; он идет от ног лежащего в могиле Султан Ваиса, пробиваясь через землю. Булак закрыт накрепко, иначе пойдет слишком много воды. Из хауза вода течет вниз по ущелью и там теряется (далее следую рассуждения о пользе святой воды.)».

Об этом же факте у нас есть сообщение другого информатора (Джуманиазов Шарип, хивинец), однако уже в интерпретации, приблизившейся к легенде. Он говорил о том, что в священном хаузе при мазаре Султан-бобо каждый год прибавлялось по одной рыбе и что однажды одну из них убил какой-то приезжий человек («и тут же умер»). «Шейхи мазара вынули умершую рыбу, завернули её в кафан (саван – Г.С.) и прочитали джиноза (заупокойная молитва – Г.С.). И в этот момент рыба вдруг превратилась в ребенка».

(Обычай хоронить умерших рыб существует и сейчас. Их также заворачивают в белую ткань (саван), но хоронят не в мазаре Султан Ваиса, а на кладбище, окружающем мавзолей. Анализируя легенду о превращении умершей рыбы в ребенка во время похорон, Снесарев усматривал в этом явлении отголоски тотемизма. Автор сайта предполагает в этой легенде отголоски культа плодородия, учитывая комплекс хорезмских легенд и поверий, связанный с рыбой «бакра» (амударьинскими лопатоносами) и её лечебными свойствами в отношении бесплодия Смотрите соответствующий материал, а также с местными поверьями, благодаря которым  женщины посещают урочище Султан-бобо в надежде вымолить себе ребенка).

В культовый комплекс Султан Ваиса входит мазар Чинар-бобо… По существовавшей (существующей и поныне традиции – автор сайта) традиции паломники должны были сначала посетить этот мазар, а потом уже отправляться к усыпальнице Султан Ваиса. Это правило вытекает из поверья, согласно которому Чинор-бобо, по одним данным, был устазом, пиром Султан Ваиса, по другим – не то его муэдзином (провозглашающий азан – призыв к молитве в мечети), не то сартарашем – цирюльником святого. Последний так уважал его, что якобы повелел: «Он должен быть сверху» (выражение информаторов). Поэтому мазар Чинор-бобо расположен выше по склону, и паломники сначала к нему совершали зиарат (паломничество – автор сайта). (Мазар Чинор-бобо находится на вершине возвышенности, а мазар Султан Ваиса – у её основания (примечание автора сайта).

…Святой [Чинор-бобо] по существу безымянен, ибо термин чинор, обозначающий «дерево» - платан, всего лишь прозвище … святой этот абсолютно лишен каких бы то ни было биографических данных, реальных либо легендарных; о нём информаторы ничего не говорили.

…в Хорезме особой сакральной силой в позитивном и негативном плане наделялись тут (шелковица), джида (лох серебристый), елиштирик (боярышник), гуджум (вяз Андросова), фруктовые деревья садовых культур. Позднейшая мусульманская традиция лишила культ деревьев самостоятельности: священные деревья стали почитаться лишь в связи с тем или иным святым и его мазаром. Но в Хорезме сохранились и более архаические формы культа деревьев, например Чилля-тут в сел. Сара-Пойоп около Ханка: здесь само дерево наделялось сакральной силой и было окружено магическими и умилостивительными обрядами.

Так как чинор-платан как объект культа был широко известен на Востоке и в Средиземноморье (75), мы вправе высказать предположение, что в случае с Чинор-бобо мы имеем дело с антропоморфизацией (приданием человеческого облика – примечание автора сайта) древнего растительного объекта поклонения…

 

 

 

Предания о жизни Увайса аль-Карани 

По материалам статьи кандидата филологических наук Натальи Юрьевны Чалисовой «Аромат» Увайса ал-Карани в персидской поэзии и его житие в «Поминании друзей» ʻАттара» (Вестник Российского государственного гуманитарного университета РГГУ, № 3, Научный журнал, Серия «История. Филология. Культурология. Востоковедение», Москва 2015 г., стр.74-94)

Чалисова Наталья Юрьевна - научный сотрудник Института востоковедения, ведущий научный сотрудник Института восточных культур и античности Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), профессор, заведующий Сектором сравнительного изучения культур Востока и Запада Отдела научных исследований Института восточных культур и античности (ИВКА) РГГУ, руководитель Отдела научных исследований ИВКА РГГУ, заместитель директора ИВКА РГГУ по научной работе, член Европейского общества иранистов Societas Iranologica Europaea;  преподает курсы: "История литературы Ирана", "Классический персидский язык", "Персидская поэзия и поэтология", "Суфизм в Иране".

 

Увайс из рода Каран племени Мурад (Увайс ал-Карани; ум. 657) принадлежал к числу табиʻун – тех, кто последовал за Мухаммадом. Увайс ал-Карани – йеменский праведник, простой человек, отшельник, намеренно живший вдали от людей, ухаживавший за престарелой матерью, пасший верблюдов ради скромного заработка на хлеб насущный и никогда не видевший Пророка. При этом Увайс ал-Карани был очень близок Мухаммаду на Духовном уровне. Он обладал столь чистым сердцем и искренней верой, что Мухаммад назвал его своим другом и лучшим в поколении последователей.

Мурад – племя арабов в восточном Йемене.

Увайсу аль-Карани посвящены несколько пророческих хадисов, в Mухтасар «Сахих» Муслима: Книга 51 «О достоинствах сподвижников пророка» включает отдельную главу 68 «Упоминание о достоинстве Увайса ал-Карани из числа последователей».

Мухтасар «Сахих» имама Муслима (Перевод книги на русский язык на сайте Крымский информационно-познавательный портал СКМ (Сайт Крымской Молодёжи) Перейти в соответствующий раздел сайта) является кратким изложением одного из наиболее авторитетных сводов хадисов, который заслуженно занимает в их ряду второе место после «Сахих» имама аль-Бухари. Сборник составлен имамом аль-Мунзири и включает в себя 2 202 хадиса. Книга заключает в себе часть сунны - второй по важности после Корана основы вероучения Ислама.

Сахих (арабский яз.) - категория наиболее достоверных, с точки зрения мусульманских авторитетов, хадисов. Одним из главных условий достоверности хадиса является наличие заслуживающих доверия передатчиков хадисов, обладающими хорошей памятью; не противоречие другим достоверным хадисам и отсутствие других недостатков. Название сахих носят и труды, которые содержат достоверные хадисы.

Сунна (арабский яз.) - означает «обычай; пример; путь». В качестве шариатского термина это слово используется для обозначения примера жизни пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует!), как руководства для всей мусульманской общины в целом и каждого мусульманина в отдельности. Сунна была зафиксирована в виде хадисов - первоначально передававшихся устно сподвижниками Пророка, сообщений о его поступках (фи'лъ), высказываниях (каулъ), качествах (сифат) и невысказанном одобрении (такрир) поступков или слов других людей. В Коране сказано: «Говорит он не по [собственной] прихоти...» (53:3). Это значит, что все слова и, соответственно, поступки Пророка были продиктованы не его личными пристрастиями, а внушались ему свыше. В Коране также сказано: «Посланник Аллаха [являет собой] прекрасный пример для вас...» (33:21), что является прямым велением Аллаха людям брать пример с Пророка. Более того, подчинение Пророку, выражающееся в следовании его примеру, приравнивается в Коране подчинению Самому Аллаху, Который сказал: «Повинующийся посланнику повинуется Аллаху» (4:80). Следовательно, сунна служит для верующего надёжным критерием, позволяющим отделять всевозможные нововведения в сфере религии, которые возникли уже после смерти Пророка, от того, что действительно исходит от Аллаха. (Подробнее смотрите на сайте Крымский информационно-познавательный портал СКМ (Сайт Крымской Молодёжи) Перейти в соответствующий раздел сайта.

 

***

Мухтасар «Сахих» имама Муслима

Книга 51: Книга о достоинствах сподвижников Пророка

Глава 68: Упоминание о достоинстве Увайса аль-Карани из числа последователей

Составитель: Имам Абу аль-Хусейн Муслим ибн аль-Хаджжадж

Перевод с арабского: Владимир (Абдулла) Михайлович Нирша

Источник: Крымский информационно-познавательный портал СКМ (Сайт Крымской Молодёжи) Перейти в соответствующий раздел сайта

 

1766. Передают, что 'Умар ибн аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, сказал: «Поистине, я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: "Поистине, лучшим из последователей (таби'уна) будет человек по имени Увайс, у которого будет мать и [кожу] которого раньше покрывала белизна, велите же ему, чтобы он просил Аллаха простить вас"»

1767 Передают, что Усайр ибн Джабир сказал:

Когда к 'Умару ибн аль-Хаттабу, да будет доволен им Аллах, прибывало подкрепление из числа жителей Йемена, он всегда спрашивал их: «Нет ли среди вас Увайса ибн 'Амира?» — и [это продолжалось], пока он не встретился с Увайсом. ['Умар] спросил: «Ты ли Увайс ибн 'Амир?» Тот ответил: «Да». ['Умар] спросил: «Из [племени] мурад и [рода] каран?» Тот ответил: «Да». ['Умар] спросил: «И у тебя была проказа, от которой ты [полностью] излечился, если не считать [того, что на коже у тебя осталось одно] место [белого цвета величиной] с дирхем?» Тот ответил: «Да». ['Умар] спросил: «Есть ли у тебя мать?» Тот ответил: «Да». [Тогда 'Умар] сказал: «Я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: "Придёт к вам вместе с подкреплением из йеменцев Увайс ибн 'Амир из [племени] мурад и [рода] каран, болевший проказой, но [полностью] излечившийся от неё, если не считать [того, что на коже у него осталось одно] место [белого цвета величиной] с дирхем. У него есть мать, которую он почитает, а когда он клянётся Аллахом, Аллах непременно делает так, что его клятва исполняется, и, если сможешь, [добейся, чтобы] он обратился к Аллаху с мольбой о прощении для тебя", так попроси же для меня прощения», и [Увайс] обратился к Аллаху с мольбой простить ['Умара]. [Потом] 'Умар спросил его: «Куда ты хочешь [поехать]?» [Увайс] ответил: «В Куфу». ['Умар] спросил: «Не написать ли для тебя [письмо] наместнику Куфы?» [В ответ ему Увайс] сказал: «Мне больше нравится быть среди бедных». А на следующий год один из знатных жителей Куфы совершил хаджж и встретился с 'Умаром, который стал расспрашивать его об Увайсе. [Этот человек] сказал [ему]: «[Когда я видел его в последний раз], у него был ветхий дом, в котором было мало имущества». ['Умар] сказал: «А я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: "Придёт к вам вместе с подкреплением из йеменцев Увайс ибн 'Амир из [племени] мурад и [рода] каран, болевший проказой, но [полностью] излечившийся от неё, если не считать [того, что на коже у него осталось одно] место [белого цвета величиной] с дирхем. У него есть мать, которую он почитает, а когда он клянётся Аллахом, Аллах непременно делает так, что его клятва исполняется, и, если сможешь, [добейся того, чтобы] он обратился к Аллаху с мольбой о прощении для тебя"». Потом [этот человек] пришёл к Увайсу и сказал: «Попроси [Аллаха, чтобы Он] простил меня». Увайс сказал ему в ответ: «Ты [совершил хаджж после] меня, и [поэтому лучше] ты попроси, [чтобы Аллах] простил меня». Тот спросил: «Встречался ли ты с 'Умаром?» [Увайс] ответил: «Да», и попросил Аллаха простить [этого человека], а потом люди узнали об этом, и он ушёл оттуда своей дорогой.

Усайр сказал: «Я [подарил Увайсу] плащ, и каждый, кто его видел, спрашивал: "Откуда у Увайса этот плащ?"».

***

 

В Иране наибольшую популярность приобрел хадис, согласно которому Мухаммад порой обращал лицо в сторону Йемена и, вспоминая об Увайсе, говорил: «Я поистине чую дуновение (nafas, также «дыхание») Милостивого со стороны Йемена!». Этот хадис, как отмечает М. Эстеʻлами, «в суфийской (ʻirfānī) литературе Ирана служит выразителем духовной связи между божьими людьми, и отсылки к нему многократно встречаются в произведениях Санаи, ʻАттара, Мауланы и Хафиза».

В Иране с течением времени набрало силу движение суфиев-увайси (суфии – исламские мистики и философы, стремящиеся достигнуть единения с Всевышним определенным духовным путем, в частности, через мистические и медитативные практики под руководством живого или покойного наставника, или напрямую от Всевышнего (экстатическим путем), получавших воспитание у покойных или отсутствующих учителей и достигавших озарения «вне обычного мистического пути, без посредничества и руководства со стороны живого шейха» (Шиммель А.  Мир исламского мистицизма. Перевод с английского Н.И. Пригариной, А.С. Раппопорт. М.  Алетейа, стр. 31). Начиная с XIV в., движение обрело популярность в рамках братства накшбанди, а в XVI в. получило новый импульс развития в Восточном Туркестане, где появилось даже «Тазкира» (летопись), излагающее легендарную историю увайситов с VII по XIV вв., причем каждый персонаж представлен как наставляемый непосредственно кем-то из пророков или видных деятелей раннего Ислама (пересказ содержания по рукописи в Baldick J. Imaginary Muslims: The Uwaysi Mystics of Central Asia. NYU Press, стр. 54–201). К увайситам принадлежали многие прославленные поэты:

Санаи, по одной из версий, получил духовную инициацию от некоего святого, на могиле которого провел в затворничестве 40 дней ( de Bruijn J.T.P. Of Piety and Poetry: The Interaction of Religion and Literature in the Life and Works of Ḥakīm Sanāʼī of Ghazna. Leiden, стр. 9).

Хафиза также иногда причисляли к увайситам (Baldick J. Uwaysiyya // Encyclopaedia of Islam. Vol. 10. Leiden, 2000, стр. 958).

Фарид ад-Дина ʻАттара, по легенде, вдохновил дух Халладжа (Шиммель А. Мир исламского мистицизма. Перевод с английского Н.И. Пригариной, А.С. Раппопорт. М.  Алетейа, стр. 89)

Санаи (умер 1131 г.?) – один из крупнейших персидских поэтов, приверженцев суфизма (Подробнее смотрите материал на английском языке в Encyclopaedia Britannica);

Ха́физ (Хафиз Ширази) (ок. 1325/1326 - 1389/1390 гг.) - персидский поэт и суфийский шейх, один из величайших персидских лириков (Подробнее смотрите материал на английском языке в Encyclopaedia Britannica);

Мансу́р аль-Халла́дж (858 – 922 гг.) - исламский богослов и мистик из южного Ирана (Фарс), представитель суфизма. Был обвинен в богохульстве, заключен в тюрьму в Багдаде, затем подвергнут жестокой казни. (Подробнее смотрите материал на английском языке в Encyclopaedia Britannica).

 Рассказы и предания об Увайсе вошли в том или ином виде в наиболее полное житие Увайса Карани, представленное во второй главе  антологии жизнеописаний мусульманских праведников и мистиков «Поминание друзей [Божьих]» (Тазкират ал-аулийа), которое было создано Фарид ад-Дином ʻАттаром на персидском языке.

 

 

Полный перевод с персидского языка на русский язык главы 2 из агиографического сочинения «Поминания друзей [Божьих]» (Taẕkirat al-awliyā) Фарид ад-Дина ʻАттара, посвященной жизнеописанию Увайса Карани (ум. 657), йеменского праведника из поколения «последовавших» за пророком Мухаммадом.

Предания и легенды об Увайсе, собранные ʻАттаром.

Перевод выполнен Н. Ю. Чалисовой (статья «Аромат» Увайса ал-Карани в персидской поэзии и его житие в «Поминании друзей» ʻАттара» (Вестник Российского государственного гуманитарного университета РГГУ, № 3, Научный журнал, Серия «История. Филология. Культурология. Востоковедение», Москва 2015 г., стр. 74-94)

  

Фарид ад-Дин ʻАттар.

Поминания святых (Taẕkirat al-awliyā)

Поминание Увайса ал-Карани, да будет с ним милость Бога!

 

Тот указатель для последователей, тот образец для сорока мужей, то сокрытое солнце, тот содыхатель Милостивого, тот йеменский Сухайл – да будет с ним милость Бога!

Сказал Пророк (благословение Бога ему и роду его, и мир им!): «Увайс ал-Карани – самый благочестивый из последователей!»

Впору ли моему языку описывать и восхвалять того, кого превозносит Милость для миров?!

Порой Господин мира (молитва и мир ему!) обращал лицо в сторону Йемена и говорил: «Я поистине чую дыхание Милостивого со стороны Йемена!», то есть {я обретаю дыхание Милостивого со стороны Йемена}.

Также Господин пророков (молитва и мир ему!) сказал: «Назавтра после восстания [из мертвых] Истинный (возвышен Он!) сотворит семьдесят тысяч ангелов по образу Увайса. И поднимется Увайс с ними в долину Суда (ʻaraṣāt), и направится в рай. И ни один сотворенный не узнает (если не пожелает Бог!), который меж них Увайс, ибо в земной обители он служил Богу под куполом (qubba) сокрытия и сторонился людей. И в последней жизни тоже пребудет он охраненным от глаз посторонних, ибо Мои друзья (awliyā) под Моими куполами (qibāb), не знает их никто другой».

А в необычных хадисах приведено: назавтра [после Суда] Господин пророков (молитва и мир ему!) выйдет из своего дворца в раю, как тот, кто ищет кого-то. [К нему] обратятся: «Кого ты ищешь?» Он скажет: «Увайса». Раздастся голос: «Не утруждайся! Ты не видел его в бренном мире, так и здесь его не увидишь!» Он воскликнет: «О Боже мой, где он?» Речено будет: «В обители правды!» [Пророк] спросит: «Видит ли он меня?» Речено будет: «Зачем тому, кто видит Нас, видеть тебя?»

Также Господин пророков (молитва и мир ему!) сказал: «Есть в моей общине человек, которому на Суде предстоит заступаться [за людей] по числу волос у овец Рабиʻа и Мудар». А говорят, что среди арабов ни одному племени не принадлежало столько овец, сколько этим двум. Сподвижники [Мухаммада] спросили, мол, кто же это такой? Он ответил: «Раб из рабов Бога» {некий раб из рабов Бога}. Они сказали: «Все мы – рабы Бога (возвышен Он!). Как его зовут?» Ответил: «Увайс». Они спросили: «Где он?» Он ответил: «В Каране». Они спросили: «Он видел  тебя?» Он ответил: «Внешним зрением – нет!» Они сказали: «Удивительно! Так любит тебя и не поспешил служить тебе?!» [Пророк] сказал: «По двум причинам. Одна – погруженность в состояние, вторая – почитание моего закона. У него есть мать, слепая и набожная, руки и ноги ее ослабели. Днем Увайс присматривает за верблюдами, а плату за это расходует на содержание себя и матери». Они спросили: «Мы увидим его?» Он сказал Сиддику: «Ты его не увидишь. Но Фарук и Муртада увидят его. Он волосат, а на левом боку и на ладонях у него несколько белых [отметин величиной] с дирхем, но это не проказа. Когда встретите его, передайте ему привет от меня и скажите: “Помолись за мою общину!”»

Еще Господин пророков (молитва и мир ему!) сказал: «Любимейшие Богу друзья – это праведники, таящиеся [от людей]!» Посланник Бога глаголет истину! Некоторые сказали: «О посланник Бога! Мы не находим такого среди нас!» Глава (молитва и мир ему!) сказал: «Он пасет верблюдов в Йемене. Зовут его Увайс. Следуйте по его стопам!»

Передают так: когда Посланник (молитва и мир ему!) готовился к кончине, спросили: «О посланник Бога! Кому нам вручить твой плащ?» Он ответил: «Увайсу Карани». После кончины Пророка (молитва и мир ему!), когда ʻУмар и ʻАли (да будет Бог доволен обоими!) прибыли в Куфу, Фарук (ʻУмар) во время [своей] проповеди обратился к жителям Неджда: «О жители Неджда, встаньте!» [Те] встали. Он спросил: «Есть ли среди вас кто-то из Карана?» Они сказали «да» и направили к нему несколько человек. Фарук спросил, знают ли Увайса. Они сказали: «Мы не знаем». Он сказал: «Владыка Закона (молитва и мир ему!) известил меня о нем, а он не говорит попусту. Как же вы не знаете его?!» Один из них сказал: «Он слишком жалок, чтобы его искал эмир правоверных!» {Он слишком жалок, чтобы его искал эмир правоверных!} «Какой-то сумасшедший дурак, из диких людей!» Фарук спросил: «Где он? Мы разыскиваем его». Они сказали: «Он в долине ʻУрана, пасет верблюдов, чтобы ночью получать пищу. Он не приходит в обитаемые места и ни с кем не общается. Он не ест то, что едят люди, и не различает печаль и радость. Когда люди смеются, он плачет, а когда плачут – он смеется».

Потом Фарук и Муртада (да будет Бог доволен обоими!) пришли в ту долину и нашли его за молитвой. Бог (возвышен Он!) приставил ангела, чтобы тот пас его верблюдов. Почуяв людей, он сократил молитву. После того, как он воскликнул «мир [вам]!», Фарук встал и сказал «мир [тебе]!» Он ответил [на приветствие]. Фарук спросил: «Как тебя зовут?» Ответил: «ʻАбдаллах (раб Бога)». [Фарук] сказал: «Мы все – рабы Бога, я спрашиваю о твоем личном имени». Он сказал: «Увайс». [Фарук] сказал: «Покажи правую руку!» Он показал. [Фарук] увидел ту самую мету, на которую указал Пророк (молитва и мир ему!). Он сейчас же облобызал ее, потом сказал: «Пророк Бога послал тебе привет и рек: “Помолись за людей моей общины!”» Увайс сказал: «Ты больше подходишь, чтобы молиться [за них], ибо нет на земле никого достойнее тебя». Фарук сказал: «Я сам делаю это, но ты исполни последнюю волю Посланника!» Он сказал: «О ʻУмар! Посмотри получше! Не должен ли это быть кто-то другой?» [Тот] ответил: «Пророк указал на тебя». Увайс сказал: «Тогда дайте мне плащ Пророка, чтобы я молился и ходатайствовал [за людей общины]». Потом он ушел в укромное место подальше от них, положил плащ, упал лицом на землю и воскликнул: «О Боже мой! Я не надену этот плащ, пока Ты не помилуешь ради меня всю общину Мухаммада! Пророк Твой перенаправил ее сюда. Пророк, Фарук и Муртада исполнили свое дело. Теперь дело за Тобой!» Раздался глас: «Мы помиловали ради тебя столько-то! Надевай!» Он сказал: «Мне надо всех!» Он все говорил и слушал, наконец, Фарук и Муртада сказали: «Подойдем к Увайсу, посмотрим, что он делает!» Увидев их, Увайс воскликнул: «Увы! Зачем вы подошли?! Если бы не ваш приход, я бы не стал надевать плащ до тех пор, пока Он не помиловал ради меня всю общину Мухаммада».

Когда Фарук увидел Увайса – в верблюжьей накидке, босого, с непокрытой головой и с могуществом восемнадцати тысяч миров под этой верблюжьей накидкой, он оставил надежду на себя и халифство. Сказал: «Кто же купит у меня это халифство за один хлебец?» Увайс сказал: «Тот, у кого нет разума. Что ты продаешь? Брось – и пусть берет кто хочет! Причем здесь купля-продажа?» Сподвижники вскричали: «Ты перенял кое-что у [Абу Бакра] Сиддика! Дело стольких мусульман нельзя оставлять без присмотра, ибо один день твоей справедливости превосходит тысячу лет служения!»

Потом Увайс надел плащ и сказал: «Сколько волос у овец Рабиʻа и Мудар, столько помиловали [людей] из общины Мухаммада по благословению этого плаща!» Здесь может статься, что кто-то вообразит, будто Увайс обогнал Фарука, но это не так. Однако отличительным признаком Увайса было отрешение [от мира]. У Фарука было все, но он желал и отрешения, так же как Пророк (молитва и мир ему!) стучал в двери старух – мол, поминайте Мухаммада в молитвах.

Тогда Муртада сел в молчании. Фарук спросил: «О Увайс, почему ты не пришел, чтобы увидеть Пророка?» Тот сказал: «А вы его видели?» Они сказали: «Да». Он сказал: «Вы, верно, видели его одеяние. Если вы видели его, скажите-ка – были его брови сросшимися или разъединенными?» Удивительно, что ни один не смог ответить – столько грозности было в Увайсе.

Потом он спросил: «Преданные ли вы друзья Мухаммада?» Они сказали: «Да». Он сказал: «Если вы были верными друзьями (dūst-ī durust), почему в тот день, когда выбили его благословенный зуб, вы не выбили свои зубы ради согласия [с ним]? Ведь согласие есть условие дружбы!» Тут он показал свой рот – без единого зуба. Сказал: «Не видев его в лицо, я выбил [все] свои зубы ради согласия с ним, ведь согласие – из [обычаев] религии (dīn)». Они оба растрогались. Поняли, что основа согласия и [подобающего] поведения – иная. У того, кто не видел Посланника (мир ему!), следует учиться [подобающему] поведению!

***

В ходе битвы с мекканцами при Ухуде (Охуде) (625 г.) камень, брошенный со стороны противника, попал в Мухаммада и, по одной версии, сломал ему зуб, по другой – выбил два зуба и разорвал нижнюю губу (описание битвы при Ухуде cм.: Большаков О.Г. История Халифата. I:Ислам в Аравии (570 – 633). М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, стр. 113–117);

Ухуд (Охуд) - известная гора в Медине (во времена Мухаммада гора находилась в окрестностях Медины) (Западная часть Аравийского полуострова; Посмотреть место в Google Планета Земля; Посмотреть место в  Яндекс.Карты), около которой в 3 г.х. (625 г.) произошло крупное сражение между мекканскими язычниками и мусульманами. Мусульмане в этом сражении потерпели неудачу из-за допущенной ими недисциплинированности и были вынуждены отступить. Об этом говорится в аятах Корана 3: 165-166. Однако, тем не менее, они сохранили свою боеспособность. (Исламский энциклопедический словарь Автор: Айдын Ариф оглы Али-заде (доктор философских наук, ведущий научный сотрудник института Философии, Социологии и Права Национальной Академии наук Азербайджана) Серия: Золотой фонд исламской мысли, Издательство: Ансар 2007 г. (Перейти в соответствующий раздел электронной версии Словаря);

Абу Суфьян ибн Харб (ум. в 32 г.х./653 г.) - крупный политический деятель, один из лидеров курайшитов. Происходил из мекканского клана Омейядов. Настоящее имя Сарх ибн Харб. Он родился в Мекке, приблизительно за 57 лет до хиджры (ок. 565 г.), в богатой и влиятельной семье. Занимался торговлей, часто ехал с этой целью с караванами в Сирию. Был одним из немногих грамотных людей Мекки, умевшим писать и читать. Абу Суфьян длительное время был противником мусульман, являлся политическим лидером курайшитов. Все это время, он был сторонником традиционного для арабов уклада жизни и мировоззрения. В то же время, нет ни одного сообщения о том, что он лично пытал мусульман во время гонений. После хиджры (переселения) мусульман из Мекки в Медину, там начали закладываться основы мусульманской государственности. Совершенно естественно, что курайшиты не были в этом заинтересованы. Поэтому военный конфликт между противоборствующими сторонами становился неизбежен. Во 2 году хиджры большой торговый караван, возглавляемый Абу Суфьяном, возвращался из Сирии в Мекку. Узнав об этом, пророк Мухаммад отдал приказ захватить его. Однако Абу Суфьян узнал о намерениях мусульман и, поменяв маршрут движения, сумел избежать столкновения и благополучно вернулся в Мекку. После возвращения Абу Суфьяна, курайшиты поняли, что после этих событий экономике города может быть нанесен серьезный урон, так как все их торговые пути проходили по территориям, которые находились в непосредственной близости от Медины. Поэтому Абу Джахль и другие лидеры курайшитов решили нанести удар по позициям мусульман. Они снарядили армию из 1000 человек и выступили против Медины. В ответ мусульмане собрали отряд из приблизительно 300 человек. Эта первая мусульманская армия, которую возглавил пророк Мухаммад, встретила мекканцев у колодцев Бадр. В битве при Бадре армия курайшитов была разгромлена. В этой битве погиб Абу Джахль и некоторые другие известные курайшиты. После этих событий руководство Меккой перешло к Абу Суфьяну. Он сумел подготовить достаточно сильную армию. В 3 году хиджры эта армия выступила против мусульман и сумели нанести им поражение в битве при Ухуде. В этой битве мусульмане понесли тяжелые потери. Был убит Хамза и другие известные сподвижники пророка Мухаммада. После этого успеха Абу Суфьян возглавлял мекканцев вплоть до падения города в 8 году. Он лично возглавлял армии курайшитов в битве при Хандаке и других сражениях. Однако, все усилия Абу Суфьяна, в конечном итоге, были обречены на неудачу, так как исламская религия стала стремительно распространяться в Аравии. Кроме того, политический талант пророка Мухаммада привел к изоляции Мекки, и ее падение стало лишь вопросом времени. Поводом к наступлению десятитысячной мусульманской армии на Мекку стало нарушение Худайбийского мирного договора со стороны союзников курайшитов. Абу Суфьян прибыл в Медину и безуспешно пытался договориться с пророком Мухаммадом возобновить действие мирного договора и спасти город от его завоевания мусульманами. После провала его миссии, он вернулся в Мекку. Накануне завоевания Мекки мусульманами, Абу Суфьян прибыл в лагерь мусульман. Там он связался с дядей пророка Мухаммада Аббасом, который был его другом детства, и они вместе пришли к пророку Мухаммаду. Там Абу Суфьян объявил о принятии Ислама и обговорил условия сдачи Мекки. Пророк Мухаммад обещал защиту всем мекканцам, которые будут находиться в Каабе, в своих дома и доме Абу Суфьяна, при условии, что они не будут сопротивляться мусульманским войскам. После этого исламская армия вошла в Мекку, и город был взят без кровопролития. Войдя в Каабу, пророк Мухаммад сокрушил всех находящихся там идолов и объявил о помиловании всех своих врагов. Став свидетелем безграничного милосердия пророка, мекканцы признали его и приняли Ислам. После принятия Ислама, Абу Суфьян сражался на стороне мусульман в битве при Хунайне, участвовал в осаде Таифа. Затем пророк Мухаммад послал его наместником в Наджран. Абу Суфьян занимал государственные посты и при халифах Абу Бакре и Омаре. В возрасте 70 лет, он находился в составе мусульманской армии, которая вела боевые действия против Византии в Сирии. Его сын Йазид командовал отрядами в битве при Ярмуке, в которой участвовал и Абу Суфьян. Другой его сын Муавия стал основателем династии Омейядов, которая управляла Халифатом на протяжении почти 100 лет. Абу Суфьян умер в возрасте около 88 лет. (Исламский энциклопедический словарь Автор: Айдын Ариф оглы Али-заде (доктор философских наук, ведущий научный сотрудник института Философии, Социологии и Права Национальной Академии наук Азербайджана) Серия: Золотой фонд исламской мысли, Издательство: Ансар 2007 г. (Перейти в соответствующий раздел электронной версии Словаря);

Курайш (курайшиты) - известное арабское племя, которое начало играть большую роль в общественной и политической жизни Мекки начиная с периода, когда их возглавил Кусай ибн Килаба (приблизительно в 182 году до хиджры (440 г.). При нем Мекка стала городом-государством с городским самоуправлением. К моменту начала исламского движения город управлялся со стороны совета, в составе которого было десять влиятельных горожан - лидеров племени Курайш. Это племя пользовалось большим авторитетом и влиянием среди других арабских племен. Пророк Мухаммад принадлежал к этому племени. После принятия Ислама, представители курайшитов возглавили Халифат. Из этого племени происходили все Праведные халифы, Омейяды, Аббасиды. До принятия Ислама верования курайшитов оставались языческими. Они предали забвению традицию Авраама и являлись идолопоклонниками. Тем не менее, отголоски этой традиции в их мировоззрении все же были. Например, они признавали наличие Аллаха - Творца всего сущего мироздания, однако наряду с ним совершали служение идолам, которых они считали посредниками между бесконечно удаленным от земных дел Богом и людьми. Как и во времена Исмаила, ежегодно в Каабе проводился ритуал хаджа, на который стекались паломники со всей Аравии, однако к этому времени Божий храм уже был наполнен идолами и сам ритуал потерял свой изначальный смысл. Тем не менее, курайшиты следили за этим храмом и все обязанности по сохранности храма и организации хаджа, обслуживанию паломников выполняли представители одной из семей города. (Исламский энциклопедический словарь Автор: Айдын Ариф оглы Али-заде (доктор философских наук, ведущий научный сотрудник института Философии, Социологии и Права Национальной Академии наук Азербайджана) Серия: Золотой фонд исламской мысли, Издательство: Ансар 2007 г. (Перейти в соответствующий раздел электронной версии Словаря, читайте также здесь);

Кааба - небольшое строение, которое находится в центре священного мусульманского храма Масджид аль-Харам. Это наиболее древняя постройка в комплексе этого храма, выстроенная еще пророком Ибрахимом (Авраамом) и его сыном Исмаилом. Она покрыта со всех сторон черным полотном. Кааба была первым храмом и местом для поклонения единому Богу. Об этом повествуется в коранических аятах 2: 127 и 3: 96-97. Отвечая на вопрос своего сподвижника Абу Зарра, пророк Мухаммад сказал, что первым храмом на земле является Кааба, а вторым аль-Акса, которая была построена на 40 лет позже (Бухари, «Анбия», 10) Именно к этому сооружению совершается хадж. Обращаясь лицом к Каабе, мусульмане совершают молитвы. История Каабы неразрывно связана с историей города Мекки (Мекка на древнесемитском языке – дом). История Мекки связана с первым человеком Адамом, который побывал в этих местах после того, как по воле Аллаха спустился на землю из рая. Он построил на месте Каабы строение, предназначенное для служения Богу. Это строение просуществовало до потопа, который произошел при пророке Нухе (Ное). Дальнейшая история этих мест неизвестна, вплоть до периода жизни пророка Ибрахима (Авраама), который по велению Аллаха, привез на это место свою жену Хаджар (Агарь) и сына Исмаила, который был еще грудным ребенком. В то время территория, на которой расположена Мекка была безлюдной и безводной пустыней. Ибрахим оставил их в долине у невысокого холма, где впоследствии была построена Кааба, и вернулся в Палестину. Вскоре у Хаджар и Исмаила кончились запасы воды, но в это время произошло чудо Аллаха, который смилостивился над ними и на этом месте забил источник Замзам. Таким образом, это место стало пригодным для жилья и мать с сыном поселились здесь. Спустя некоторое время в эти места из Йемена пришло племя джурхумитов. Они попросили у Хаджар разрешения поселиться здесь. Хаджар дала согласие с условием того, что источник будет принадлежать ей. После этого территория, на которой расположена современная Мекка, стала обитаемой. После смерти Хаджар, достигший совершеннолетия Исмаил женился на девушке из племени джурхум. Однако позднее он развелся с ней и женился на дочери вождя племени Джурхум Мудада ибн Амра. От этого брака у него родилось 12 сыновей - Набит, Кидар, Адбаиль, Мибшам, Мишма, Дума, Миша, Худуд, Йатма, Йатур, Нафис и Кидман, которые стали родоначальниками арабских племен. Позднее эти племена распространились по всей Аравии и даже вышли за ее пределы. В Мекке остались сыны Кидара, из которых происходил Аднан, который был предком пророка Мухаммада в 21 колене. Внук Аднана Низар имел 4 сыновей, от которых произошли 4 арабских племени - ийад, анмар, рабиа и мудар. Позднее племя мудар разделилось еще на несколько племен, в числе которых было племя Ильяс ибн Мудар, от которого произошли кинаниты, ветвями которых было несколько племен, в том числе и родное племя пророка Мухаммада - Курайш. Пророк Ибрахим часто приезжал в Мекку навестить свою жену и сына. Во время одного из таких визитов Аллах приказал ему построить здесь дом (бейт) для служения. Этот дом который стал называться Каабой, был выстроен им вместе с Исмаилом. После постройки Каабы Аллах ниспослал Ибрахиму правила совершения хаджа и они вместе со своим сыном возвели Ему следующую мольбу: «Господи наш! Прими от нас, ведь Ты, поистине - слышащий, знающий! Господи наш! Сделай нас предавшимися Тебе и из нашего потомства - общину, предавшуюся Тебе, и покажи нам места нашего поклонения, и обратитесь к нам, ведь Ты обращающийся, милосердный! Господи наш! И воздвигни среди них посланника из них, который прочтет им Твои знамения, и научит их писанию и мудрости, и очистит их, ведь Ты, поистине великий, мудрый!» (Коран, 2: 127-129). Эта мольба была исполнена Аллахом спустя много веков, в лице Мухаммада и мусульман. Сыны Исмаила проживали на этой земле на протяжении длительного времени, а затем сюда из Йемена пришло племя хузаа. Однако джурхумиты не хотели, чтобы они поселились здесь. В 415 году до хиджры (207 год после рождества пророка Иисуса) между этими племенами произошла битва, в результате которой победили хузаиты и заняли Мекку. Сыны Исмаила не принимали участие в этой войне и поэтому хузаиты их не тронули. Они владели городом на протяжении 300 лет. В период их правления они существенно отошли от первоначальной веры, которая вела свою традицию от Ибрахима и Исмаила. В период владычества хузаитов в Мекке стало стремительно распространяться язычество. Главным богом их пантеона был Хубал, изваяние которого они установили в Мекке. Только отдельные последователи авраамического единобожия (ханифы) отказались от поклонения языческим богам. Приблизительно в 182 году до хиджры (440 год после рождения пророка Иисуса) Кусай, предводитель племени Курайш, сразился с хузаитами и победил их. После этой победы курайшиты стали господствующим племенем города. (Исламский энциклопедический словарь Автор: Айдын Ариф оглы Али-заде (доктор философских наук, ведущий научный сотрудник института Философии, Социологии и Права Национальной Академии наук Азербайджана) Серия: Золотой фонд исламской мысли, Издательство: Ансар 2007 г. (Перейти в соответствующий раздел электронной версии Словаря, читайте также здесь).

***

Тогда Фарук сказал: «О Увайс, помолись за меня!» Он сказал: «В вере не бывает пожеланий. Я уже молился. Во время каждого намаза я, свидетельствуя, говорю: “О Боже, прости верующих мужчин и женщин!” Если вы в целости унесете свою веру в могилу, молитва сама вас найдет, а если нет – я не трачу молитв впустую».

Фарук сказал: «Напутствуй меня!» Он сказал: «О ʻУмар! Знаешь ли ты Бога?» Тот сказал: «Да». [Увайс] сказал: «Лучше для тебя, если ты не будешь знать никого другого!» [ʻУмар] попросил: «Скажи еще!» Он сказал: «О ʻУмар! Бог (велик Он и славен!) знает ли тебя?» Тот сказал: «Знает». Он сказал: «Лучше, если никто другой не будет тебя знать».

Тогда Фарук сказал: «Погоди, я принесу что-нибудь для тебя!» Увайс сунул руку за пазуху, вынул два дирхема и сказал: «Я получил их за пастьбу верблюдов. Если ты ручаешься, что я проживу так долго, что истрачу это, то тогда я и приму другое».

Потом сказал: «Вы потрудились прийти, [теперь] возвращайтесь, ведь Суд близок. Там грядет встреча, с которой нет возврата. Я теперь занят сбором припасов в дорогу на Суд».

Когда жители Карана вернулись из Куфы, Увайс стал почитаем среди людей. А он к этому не стремился. Он сбежал оттуда и сам отправился в Куфу. После этого его никто не видел, кроме Харима ибн Хаййана, который рассказал: «Когда я услышал, какой степени достигает заступничество Увайса, меня охватило стремление к нему. Я пошел в Куфу и стал искать его. Неожиданно я нашел его на берегу Евфрата, он совершал омовение и мыл одежду. Я узнал его по приметам, о которых слышал, и произнес приветствие. Он ответил и посмотрел на меня. Я хотел взять его за руку, но он не дал мне. Я сказал: “Да помилует тебя Бог, о Увайс, и да простит тебя! Как ты?” И у меня полились слезы, из-за привязанности (dūstī) к нему, и сострадания, которое я к нему испытывал, и из-за слабости его состояния. Увайс заплакал и сказал: “Да продлит Бог твою жизнь, о Харим ибн Хаййан! Как ты и кто указал тебе путь ко мне?” Я сказал: “Откуда тебе известно мое имя и имя моего отца? И как ты узнал меня? Ты ведь никогда не видел меня!” Он сказал: “Известил меня Знаток Всеведающий {меня известил Тот, для кого нет вещи, находящейся вне Его знания}, и мой дух узнал твой дух, ибо духи правоверных знакомы друг другу”. Я сказал: “Передай мне какой-нибудь рассказ о Посланнике (молитва и мир ему!)”. Он сказал: “Я его не встречал, но слышал от других рассказы о нем. Я не хочу быть передатчиком хадисов, или муфтием, или проповедником. У меня свое дело, так что за эти я не берусь”. Я сказал: “Прочти какой-нибудь айат, чтобы я услышал [его] от тебя!” Он сказал: “К Богу я прибегаю от сатаны, побиваемого камнями!” и горько заплакал. Потом сказал: “Так речет Истинный (возвышен Он!): “Я ведь создал джиннов и людей только, чтобы они Мне поклонялись; Мы не создали небо и землю и то, что между ними, забавляясь” и “Мы создали их только истиной, но большинство из них не знают” прочел до слов “Он – великий, милосердный! ”. Тут он издал такой вопль, что, казалось, лишился сознания. Потом спросил: “О сын Хаййана, что привело тебя в это место? ” Я ответил: “Хотел познакомиться с тобой и найти покой в тебе”. Он сказал: “Я и не ведал, что тот, кто узнал Бога (велик Он и славен!), знакомится с кем-то, кроме Него, и находит покой в ком-то, кроме Него”. Потом Харим сказал: “Дай мне напутствие! ” Он сказал: “Когда засыпаешь, держи смерть под изголовьем, а когда просыпаешься – перед глазами! Не смотри на малость греха, смотри, как он велик, чтобы тебе восстать против него! Если умалишь грех – ты умалил Господа! ”.

Харим рассказывал: «[Я спросил]: “Где ты велишь мне остановиться?” Он сказал: “В Сирии”. Я спросил: “Как там живется?” Он сказал: “Ох эти сердца, которые захвачены многобожием и не внемлют советам!” Я попросил: “Дай мне еще напутствие!” Он сказал: “О сын Хаййана! Твой отец умер. И Адам, и Хава, и Нух, и Ибрахим, и Муса, и Давуд, и Мухаммад (мир им!) умерли. И Абу Бакр, его наместник тоже умер, и брат мой ʻУмар умер. Увы ʻУмару!” Я воскликнул: “Да помилует тебя Бог! ʻУмар не умер!” Он сказал: “Истинный (возвышен Он!) известил меня о смерти ʻУмара”. Потом сказал: “Я и ты – из числа умерших”. Потом он произнес благословение и прочел молитву. И сказал: “Напутствие мое таково: избери Книгу Господа (велик Он и славен!) и путь праведных, и всякий миг помни о смерти! А когда придешь к своим соплеменникам, увещевай их, не отказывай в совете Божьим созданиям и не делай ни шагу, уводящего от согласного [мнения] всей общины, чтобы не оказался ты вдруг неверным, не зная о том, и не попал в ад!” Потом он произнес несколько молитв. Сказал: “О сын Хаййана, ты собрался уходить! Больше ни ты меня не увидишь, ни я тебя. Поминай меня в молитве, так как я поминаю тебя в молитве. Ты иди в эту сторону, ведь я пойду в ту сторону”. Я хотел некоторое время идти с ним, но он не позволил и заплакал. И у меня тоже исторг слезы. Слова, которые он мне сказал, были в большинстве про ʻУмара и ʻАли (да будет Бог доволен ими обоими!). Потом я смотрел ему вслед, пока он не скрылся из виду, и после этого не имел о нем известий».

Рабиʻ ибн Хайсам (да помилует его Бог!) рассказал: «Я пошел повидать Увайса. Он совершал утреннюю молитву. Освободившись от молитвы, он занялся хвалой. Я ждал, пока он освободится. Он так и не вставал, пока не приступил к полуденной молитве. В общем, трое суток он не оставлял молитвы, ничего не ел и не спал. На четвертую ночь я слушал его. Его глаза стали немного сонными. Он тут же воззвал к Истинному (возвышен Он!) и сказал: “О Господи Боже, прибегаю к Твоей защите от много спящих глаз и прожорливого живота!” Я сказал себе: “Мне этого достаточно!” Я не стал тревожить его и удалился».

Рассказывают, что за свою жизнь он ни разу не спал ночью. Одной ночью он говорил: «Это – ночь падения ниц!» И ту ночь он проводил простершись ниц. А другую ночь проводил стоя и говорил: «Это – ночь стояния!» А еще одну ночь проводил в поклоне и говорил: «Это – ночь поклона!» Спросили: «О Увайс, как у тебя достает сил, чтобы проводить целую ночь в одном положении?» Он ответил: «Мы еще и один раз не сказали “Хвала Господу Всевышнему”, как наступает день. А обычай [посланника Бога] – троекратное произнесение хвалы (tasbīḥ). Я делаю это, потому что хочу совершать поклонение, как небожители».

У него спросили: «Смирение (xušūʻ) в молитве – это что?» Он сказал: «Это если человеку во время молитвы вонзится в бок стрела, а он не узнает».

И сказал: «Даже если ты чтишь Господа [совокупным] поклонением обитателей земли и небес, Он не примет [его] от тебя, пока ты не веришь в Него!» Спросили: «Как нам верить в Него?» Сказал: «Верь в то, что Он принял тебя! Ты увидишь себя обретшим покой в поклонении (parastiš) и не станешь заниматься ничем иным».

Сказал: «Ад ближе, чем шейная артерия, ко всякому, кто любит три вещи: первое – есть хорошую пищу, второе – носить хорошее платье,  третье – общаться с сильными [мира сего]».

Ему сказали: «Есть тут неподалеку от тебя человек, который уже тридцать лет как вырыл могилу, положил в могилу саван, сидит на краю могилы и плачет, не зная покоя ни днем, ни ночью». Увайс пошел туда и увидел его, исхудалого, пожелтевшего, с запавшими глазами. Сказал ему: «О такой-то! Уже тридцать лет, как могила и саван отвращают тебя от Господа (возвышен Он!), из-за них двоих ты отстал. Оба они – кумиры на твоем пути!» Благодаря его свету человек разглядел в себе эту ущербность. Ему открылось положение [дела]. Он издал вопль и, отдав душу, упал в ту могилу и на тот саван. Если могила и саван бывают завесами, подумай, каковы прочие завесы!

Рассказывают, что как-то он трое суток ничего не ел. На четвертый день увидел на дороге один динар. Он не стал подбирать его, сказал: «Может, обронил кто-то!» И пошел, чтобы нарвать травы и поесть. Увидел овцу, что держала во рту теплый хлебец. Она подошла и положила его перед ним. Он сказал: «Небось украла у кого-то!» И отвернулся. Овца обрела дар речи и сказала: «Я – раба Того, чей раб и ты! Возьми пропитание Божье от раба Божьего!» Он рассказывал: «Я протянул руку, чтобы взять хлеб. Увидел хлеб в своей руке, а овца  исчезла».

Его похвальные поступки (maḥāmid) многочисленны, а достоинства неисчислимы. Поминание шейха Абу-л-Касима Куракани (да помилует его Бог!) вначале состояло в том, что он повторял «Увайс, Увайс!» Они знают им цену! Вот слова Увайса: «Кто узнал Бога, от того ничто не сокрыто!» {Кто узнал Бога (велик Он и славен!), от того ничто не остается сокрытым} То есть Бога можно узнать через Бога, ибо я узнал Господа моего через Господа моего, всякий, кто знает Господа через Господа, знает все вещи.

Он сказал: «Спокойствие (salāmat) – в одиночестве (vaḥdat)!» {Спокойствие – в одиночестве (tanhāyī)} Одинок (tanhā) тот, кто пребывает один (fard) в [своем] одиночестве (vaḥdat), а одиночество (vaḥdat) там, где нет места помыслам о другом, тогда будет спокойствие. Если только одиночество не будет лишь внешним, ведь есть такой хадис: «Сатана – с одиночкой, от двух он уже держится дальше».

Он сказал: «Тебе надобно [блюсти] свое сердце!» {Тебе надобно [блюсти] свое сердце!} То есть тебе надлежит постоянно держать свое сердце начеку, чтобы не нашел в него дорогу другой.

Он сказал: «Я искал возвышения и нашел его в смирении, я искал главенства и нашел его в наставлении людей, я искал доблести и нашел ее в правдивости, я искал славы и нашел ее в нищете, я искал родства (nisbat) и нашел его в набожности, я искал почета и нашел его в довольстве малым, я искал удовольствия и нашел его в воздержании».

Передают, что его соседи рассказали: «Мы считали, что он вроде помешанного. Даже, спросивши у него, построили ему жилище у дверей своего дома. Целый год у него не было денег для разговенья. Пропитание его состояло в том, что иногда он подбирал косточку финика, ночной порой продавал ее и тратил деньги на еду. А если он находил финик, то продавал косточки и отдавал [деньги] на милостыню. Одежда у него была старая, он подбирал ее в мусорных кучах, отмывал, латал. Ему этого хватало. Вот откуда доносится дыхание Божьего человека! Он выходил на утреннюю молитву и возвращался после вечерней молитвы. На какую бы улицу он ни заходил, дети бросали в него камни. Он говорил: “Голени у меня тощие! Кидайте камни помельче, чтобы ноги не стали кровоточить и я не был отлучен от молитвы. Меня беспокоит молитва, а не забота о ногах!”»

В конце жизни он, как рассказывали, пришел к эмиру правоверных ʻАли (да будет доволен им Бог!), сражался за него при Сиффине и  принял смерть. Достойно жил и счастливо умер!

Знай, что есть сообщество людей, которых зовут «увайситы». Им не нужен наставник (pīr), ибо пророчество [Мухаммада] обучает их под своей опекой, без посредства кого-то другого, как и было с Увайсом. Он хотя и не видел воочию Господина пророков (молитва и мир ему!), но получал от него обучение. Обучался у пророчества и был приобщен к Истине! Велика и высока эта стоянка! Смотри, кого туда приводят и кому открывает лик это счастье! Это – щедрость Бога: дарует Он ее, кому пожелает!

 

 

 

Некоторые предания об Увайсе аль-Карани

По материалам исламского информационного портала islamdag.ru  (перевод с арабского)

Перейти в соответствующий раздел портала

 

Увайс аль-Карани, да смилуется над ним Аллах и да будет доволен им, родился в Йемене, в местечке под названием Мурат аль-Карани. Он принял Ислам при жизни Пророка (мир ему и благословение), но он не смог поехать в священную Медину, так как должен был ухаживать за больной матерью. Он заботился о ней всё время её болезни. Пророк (мир ему и благословение) часто упоминал его, особенно выделяя, и говорил сподвижникам: «Тот из вас, кто увидит его, пусть просит сделать дуа».

Дуа – мольба, обращение к Аллаху о прощении грехов.

Сподвижники удивлялись: «Как же этот человек достиг такого высокого уровня, что удостоился упоминания Пророком (мир ему и благословение)?» Он достиг этого благодаря служению своей матери с полной отдачей, сабру в бедствиях и испытаниях, терпению в ответ на зло людей и удалению от всего мирского наилучшим и самым красивым образом.

Сабр – терпение, выносливость, стойкость в аскетизме

Пророк (мир ему и благословение) завещал Умару ибн Хаттабу, Али ибн Абу Талибу и другим сподвижникам, если приедет Увайс аль-Карани,  просить у него сделать дуа истигфар. И действительно, когда Увайс приехал, они стали требовать от него молить Аллаха о прощении их грехов.

Али ибн Абу Талиб (599 - 661 гг.) - сподвижник Пророка Мухаммеда (мир ему и благословение Аллаха), его двоюродный брат и зять, четвёртый праведный халиф (656 - 661 гг.), первый из двенадцати почитаемых шиитами имамов.

Умар ибн аль-Хаттаб - сподвижник Пророка Мухаммеда (мир ему и благословение Аллаха) (585 - 644 гг.),  второй праведный халиф (634 - 644 гг.).

Дуа истигфар - Мольба о прощении грехов. Истигфар – это большая милость, которую Аллах дал человечеству. Умме Пророка Мухаммада (салляллаху аляйхи васаллям) Аллах дал возможность, не перенося наказание, просить прощения, и Всевышний готов принять покаяние просящего.

Умма – религиозная община.

Несмотря на то, что Увайс принял Ислам при жизни Пророка (мир ему и благословение), ему ни разу ни удалось увидеть его. Поэтому его считают не сподвижником, а одним из великих табиинов (последователей Пророка Мухаммеда (мир ему и благословение Аллаха), непосредственно не общавшихся с ним).

Увайс аль-Карани занимает особое место среди суфиев, ибо Али (да будет доволен им Аллах) передал ему суфийскую хирку (старая тканевая накидка странника-аскета – один из символических атрибутов суфиев - мусульманских мистиков, философов и аскетов), которую сам получил от Посланника Аллаха (мир ему и благословение).

Увайс аль-Карани является путеводной звездой для аскетов общины Мухаммада (мир ему и благословение) и для духовных людей его уммы. В истории этого табиина, Увайса аль-Карани, много мудрости. Он является образцом правоверного аскета и ярким примером для каждого, кто любит Пророка (мир ему и благословение), уверовав в него, хотя и не смог увидеть его в этой жизни.

Существует мнение, что Увайс умер в месяце «сафар» (второй месяц мусульманского календаря), в  37 году по хиджре (657 г.), в битве Сифин (сражение между армиями четвертого праведного халифа Али и армией сирийского правителя Муавии), в которой он воевал на стороне Али (да будет доволен им Аллах), и что похоронен он там же, в районе Сифин в Ираке.

В другом риваяте (одном из преданий) говорится, что ещё при жизни он посетил Дамаск. И после его смерти на тамошнем кладбище построили так называемый «баб-у-сагир» макам (т.е. место для зиярата (паломничество к святым местам), проявляя тем самым большое уважение к этому набожному аскету.

Макам – место стоянки

Зиярат – паломничество к святым местам

 

 

Amu Darya and Syr Darya Shovelnose Sturgeons

Амударьинские лопатоносы

Сохранение биоразнообразия

Европейская часть России

Беларусь

Дальний Восток России

Бурятия

Средняя Азия

Абхазия

Ближний Восток

Западная Африка

Художники, вдохновлённые Средней Азией

Наши юные исследователи

О проекте

Уважаемые гости! Этот сайт о путешествиях, цель которых - ознакомление с жизнью на Земле в различных её формах и проявлениях, как в сфере флоры и фауны, так и человеческих социумов. Сайт посвящен замечательному британскому натуралисту Дэвиду Аттенборо. Сайт находится в стадии разработки и регулярного обновления. По сути, это визуализированные путевые заметки, не всегда доведенные сразу до окончательной формы.

Контакты

Алексей Черняк

alexeycherniak@yandex.ru

Материалы сайта: life-on-earth.ru Copyright 2016-2020

Изображение на главной странице: С.З. Ходжер Copyright 2019

Все права защищены!