Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

Посмотреть место в  Google Планета Земля

19 июня - 4 июля 2017 года Проект www.life-on-earth.ru при финансовой поддержке (софинансировании) World Wildlife Fund (Всемирного фонда дикой природы) России совместно с Хорезмской Академией Мамуна  (подразделение Академии Наук Республики Узбекистан)  осуществил экспедицию в Узбекистан для предварительного обзорного исследования биотопов амударьинских лопатоносов на участке Амударьи ниже Туямуюнской ГЭС (Питнак-Кипчак). В экспедиции приняли участи автор Проекта Алексей Черняк и специалист по водным беспозвоночным научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова, ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН, ФГБНУ ВНИРО Дмитрий Палатов. Со стороны Хорезмской Академии Мамуна  экспедиции содействовал куратор проекта по сохранению амударьинских лопатоносов Зокир Раджабов.

Цели экспедиции:

1. Выявление биотопов амударьинских лопатоносов.

2. Исследование макробеспозвоночных (и, попутно, малька других донных рыб) этих биотопов, как потенциальной кормовой базы амударьинских лопатоносов.

3. Выявление участков реки с каменистым дном,  потенциально пригодных для нереста амударьинских лопатоносов.

 

Полный отчет экспедиции читайте в конце материала.

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

 

 

 

 

Один из наиболее интересных участков, обследованных экспедицией – последний намеченный для исследований район – район хребта Каратау (Каракалпакстан). Хребет Каратау, являющийся отрогами горного массива Султан Уиздаг, - представляет собой древнее деградирующее (осыпающееся) геологическое образование. Хребет тянется вдоль правого берега Амударьи, его западные склоны омываются водами её протоков, а также основного русла в южной части хребта ближе к пос. Каратау. Горные породы осыпаются непосредственно в реку, однако, как нам удалось выяснить, эти каменистые осыпи быстро заносятся слоем мелкого плотного песка с примесью глины (а у берегов - глиной и илом) в протоках Амударьи. Такие биотопы занимают более половины зоны сопряжения отрогов хребта Каратау с водами Амударьи, вытянутой с юга на север. Только на основном русле Амударьи  в южной части хребта Каратау, примыкающей к пос. Каратау, вероятно, в силу особого гидрологического режима (водоворотов, образующихся вдоль скальных отрогов, врезающихся в воды реки, и направленных против течения) были обнаружены участки дна с каменистым грунтом, представляющим собой осыпи скальных пород хребта Каратау. Течение в этом месте сильное и, вероятно, стабильное, на что косвенно указывает наличие именно в районе хребта Каратау фильтрующих личинок мошек рода Psilocnetha, являющихся выраженными реофилами, обитающими (образующими массовые скопления) на участках водотоков со стабильно сильным течением. Эти личинки не были отмечены нами нигде выше по течению Амударьи. Если предположить, что лопатоносы нерестятся в этом районе, то стабильность гидрологического режима в период нереста и развития икры приобретает особое значение. Дальнейшие исследования с применением средств эхолокации и акваланга в разные сезоны года (особенно в весенний период), в периоды паводка и межень помогли бы уточнить площадь участка (участков) дна, покрытых каменистыми осыпями, определить их пригодность для нереста амударьинских лопатоносов, дать в дальнейшем  основания для запроса разрешения на лов лопатоносов в этом месте без изъятия из природы с целью  полевой УЗИ-диагностики и определения наличия (временной концентрации) готовых к нересту самцов и самок с созревшей икрой. Опыт УЗИ-диагностики пола и степени полового созревания у обеих форм большого амударьинского лопатоноса, приобретен нами при содействии специалистов Всероссийского научно-исследовательского института пресноводного рыбного хозяйства (ВНИИПРХ) Алексея мышкина и Дмитрия Балашова в бассейновом мини-комплексе Хорезмской Академии Мамуна в Хиве, где содержится небольшая резервная группа амударьинских лопатносов, выловленных нами в 2014-2015 гг. на основании соответствующих разрешений, и где ведутся экспериментальные работы по выработке методик содержания и искусственного воспроизводства амударьинских лопатносов в бассейновых условиях.

Анализ информации, собранной в ходе экспедиции, сопоставление её с данными, полученными ранее, полное отсутствие информации о приловах лопатоносов на участке Амударьи, расположенном на 10-30 км выше южной оконечности хребта Каратау (в районе заповедника Бадай Тугай и выше) позволило выдвинуть следующую гипотезу, которую предстоит подтвердить  или опровергнуть в ходе дальнейших исследований. Амударьинские лопатоносы, возможно, нерестятся в районе города Питнак (местность Шарлаук) смотрите соответствующий материал, причем их молодь постепенно скатывается вниз по течению Амударьи  максимально на 70-80 км до района городов Ханка (место нашего лова лопатоносов в 2014-2015 гг.), Ургенч и немного ниже. В 2014 г. в районе города Ханка было выловлено несколько экземпляров молоди лопатносов средней длиной 7 см., причем один из них был пойман в присутствии Алексея Черняка, который зафиксировал этот факт на видео (смотрите видео о лове лопатоносов в декабре 2014  г. в материале «Амударьинские лопатносы (Хорезм)»).  На участке Амударьи Питнак-Ургенч молодь, обосновавшаяся в том или ином месте, нагуливается, перемещаясь в поисках пищи по руслу реки на расстояния, не превышающие 15-20 км. Особи, достигшие половой зрелости, на нерест возвращаются в район города Питнак. Этим может объясняться отсутствие  информации о приловах лопатоносов на участке Амударьи, который начинается примерно на 20 км ниже по течению реки от города Ургенч и заканчивается примерно на 10 км выше по течению реки от поселков Каратау и Джумуртау. До этого участка молодь лопатоносов, а также и нагуливающиеся взрослые особи не доходят от исходной точки выхода из икры в районе города Питнак. Другая исходная точка нереста и выхода молоди расположена уже  ниже указанного участка в районе поселков Каратау и Джумуртау; ниже  этих поселков лопатоносы встречаются до поселка Кипчак (последний пункт наших исследований) и, вероятно,  на 60-70 км ниже по течению реки от поселка Кипчак (почти до города Нукус), что нам ещё предстоит выяснить в будущем.

В районе Хребта Каратау нами было обследовано 4  точки.

Обследование местности началось с поселка Кипчак (Кыпчак). В поселке живет много рыбаков. Здесь на берегу Амударьи расположены многочисленные рыбные кафе (балыкхона), прогулочные лодоки и небольшие корабли. В Кипчак отдохнуть и поесть рыбы приезжает немало отдыхающих из Нукуса и близлежащих городов.  Иной раз буксир отплывает от кафе вместе с табчаном на понтоне, отвозя отдыхающих поодаль в уединеное место. В Кипчаке нам порекомендовали обратиться к опытнейшему рыбаку Нураддын Ака. Он рассказал  нам много интересного и вместесосвоим племянником Улугбеком отвезнас на лодке к севернойчасти хребта Каратау. Беседа с Нураддын Ака показала, что в районе горного Хребта Каратау (населенные пункты Джумуртау, Каратау, Кипчак) амударьинские лопатоносы обитают постоянно. Однако ни он, ни другие рыбаки не смогли указать на какую-либо сезонность или периодичность, характеризовавшуюся бы преимущественными приловами лопатоносов. Нуррадын Ака сказал, что поимка лопатносов представляет собой «игру» (лотерею) без гарантии на успех.  Он подтвердил информацию, слышанную нами от многих старых рыбаков о том, что в 1970-е годы число лопатоносов в приловах было несоизмеримо больше, чем в последние десятилетия. Как и в других местах исследуемого  отрезка Амударьи создается впечатление, что прилов лопатоносов носит случайный характер, что рыбы постоянно перемещаются на определенных участках реки в поисках кормовых организмов на незначительные расстояния. По поводу нерестовой активности лопатносов в районе хребта Каратау из опросов рыбаков удалось узнать не много, а именно, что рыбы с икрой эпизодически попадаются и что временами попадается молодь размером 5-7 см.

Интересной информацией явился рассказ Нураддын Ака о  прилове в 2016 г. в этом районе (ближе к пос. Джумуртау) другого представителя осетровых - аральского шипа (Acipenser nudiventris Lovetzsky) весом около 10 кг. Это пока единственный известный нам случай поимки аральского шипа в Амударье с середины 1990-х гг. (В 2014 г. в доме одного из опытных рыбаков Алексеем Черняком была переснята фотография аральского шипа, пойманного в районе города Ургенча в середине 1990-х гг.).

 Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

 

 

Со времени деградации Аральского моря, где ранее обитал (нагуливался) аральский шип, его популяция деградировала быстрыми темпами, и к настоящему времени считалась исчезнувшей не только в Аральском море, но и в Амударье, где аральские шипы нерестились и где обитала их молодь до выхода в море. Причем заходившие на нерест в Амударью аральские шипы в 1970-е гг. достигали по словам Нураддын Ака  веса 70-80 кг. Информация о поимке относительно небольшой особи аральского шипа в 2016 г. дает основание надеется на формирование и сохранение в Амударье небольшой пресноводной популяции аральского шипа. Здесь могла сформироваться карликовая форма аральского шипа, учитывая, что кормовая база, которую аральские шипы могут найти в Амударье несоизмеримо меньше, чем та, которую они находили в Аральском море до его деградации. Однако правомерно также предположить, что в Амударье сохранились лишь отдельные не воспроизводящиеся особи аральского шипа, не способные достичь значительной навески по причине сравнительно скудной кормовой базы.

Еще один аспект, затрагивавшийся участниками экспедиции в беседах с местным населением – браконьерство в отношении амударьинских лопатоносов на территории Хорезмской области и Каракалпакстана. В ходе бесед с местным населением была в очередной раз подтверждена собранная ранее информация о большом спросе на амударьинских лопатоносов (местное название «бакра», где буквой «а» обозначается звук хорезмского диалекта узбекского языка средний между звуками  русского языка [a] и [э]). «Бакра» на узбекском языке (а также на казахском и, вероятно, на других тюркских языках означает «осетр»). В Хорезме и Каракалпакстане этим словом обычно называют именно лопатоносов. Однако старые рыбаки, которые помнят времена, когда в Амударье регулярно встречались  аральские шипы, лопатоносов называют «таш бакра» («таш» - камень, узб. яз.),  а шипов – просто «бакра» или «чистый осетр». Лопатоносы по стойкому  убеждению местных жителей Хорезмской области и смежных районов Каракалпакстана - эффективное средство от женского бесплодия. Этот феномен является, вероятно, результатом своеобразной трансформации доисламских верований населения Хорезма. Рыбы вообще, а тем более лопатоносы с их необычной и даже выдающейся внешностью, вероятно, рассматривались в доисламские времена как существа, связанные с культом плодородия, а возможно, и с женскими божествами плодородия (Ардвисура Анахита - Амбар-она (мать Хубби) - Амбарджон-сахоба; подробнее о культе плодородия в Хорезме читайте книгу  Глеба Павловича Снесарева «Реликты домусульманских верований и обрядов у узбеков Хорезма». Академия наук СССР, Институт этнографии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая, Издательство "Наука", Москва 1969 г., стр. 234-265 Скачать книгу в pdf). Подтверждением этому служат дошедшие до наших дней своеобразные хорезмские легенды о рыбе «бакра». Одну из них мы записали в ходе этой экспедиции (её рассказал нам старый рыбак из пос. Кипчак Нураддын Ака). Подробнее с этим вопросом можно  ознакомиться в материале «Амударьинские лопатоносы и другие рыбы, а также мифические существа, связанные с водной стихией, в культуре народов Центральной Азии». Вероятно, в доисламские времена существовал запрет на лов и употребление этой рыбы (возможно, даже  на изображение её). Однако после прихода Ислама в Хорезм в IX в. старые верования постепенно уходили в прошлое,  а былые представления о рыбе «бакра» сохранились в легендах и в убеждении, что «бакра» может помочь женщинам в качестве средства от бесплодия.  Для этого лопатоноса нужно съесть в вареном виде, либо высушить, растолочь и съесть, положив полученный из сушенного лопатоноса  порошок под язык. В смежных с Хорезмом районах Каракалпакстана считается также, что порошок из лопатоноса служит средством для повышения мужской потенции. Трудно переоценить спрос на подобное средство в регионе, где рождением детей в значительной степени определяется благополучие новой семьи.

Фрагмент беседы с Нураддын Ака, где он рассказывает легенду о рыбе бакра (лопатонос). 27.06.2017 г.

 

В подтверждение версии о священной сущности лопатоносов в былые времена приведу пример другого животного, представления о котором трансформировались в Хорезме подобным образом. Ежи -  одни из самых священных, благих животных зороастрийцев (маздаяснийцев). О  них упоминается в священной  книге зороастрийцев "Авесте". Убивать их было запрещено под страхом тяжелейшего наказания. Сами ежи почитались за борьбу с вредоносными с точки зрения Зороастризма дэвовскими (дьявольскими) существами: насекомыми, пресмыкающимися и земноводными.

Авеста. Видэвдат ("Закон против дэвов (злых, вредоносных духов, сущностей)"). Фрагард (раздел, глава) 13. "Собака"

Стих 1. Какое творение из этих творений Святого Духа, что суть творения Святого Духа, всю зарю до восхода солнца выходит тысячекратно убивать (творения) злого духа?

Стих 2. И сказал Ахура Мазда: "Колючая собака с острой мордочкой - вангхапара, которую злоречивые смертные называют ежом. Это творение из этих творений Святого Духа, что суть творения Святого Духа, всю зарю до восхода солнца выходит тысячекратно убивать (творения) злого духа.

Стих 3. И кто убьет, о Спитама Заратуштра, колючую собаку с острой мордочкой - вангхапару, которую злоречивые смертные называют ежом, на двеять поколений потомков он погубит душу, он не сможет перейти Мост Чинвад, если не загладит (вину) послушанием при жизни.

Стих 4. Создатель живых творений плотских, Праведный, кто убьет колючую собаку с острой мордочкой - вангхапару, которую злоречивые смертные называют ежом, каково ему наказание?

И сказал Ахура Мазда: "Тысячу ударов пусть получит конского бича, тысячу - приводящих к послушанию".

С текстом Видэвдата можно ознакомится на русскоязычном сайте современных маздаяснийцев перейти в соответствующий  раздел сайта.

С приходом Ислама представления о  ежах, как освященных неприкасаемых животных, постепенно ушли в прошлое и к нашему времени трансформировалось в представление о ежах, как о лечебном средстве "общего характера" (выражаясь современным языком, как о средстве для повышения иммунитета), обереге  от порчи и сглаза. Табу на убийство и употребление ежей забылось. Теперь мясо их едят для улучшения здоровья, шкуру вешают в доме от порчи и сглаза, с этой же целью иглы ежа, наряду с другими компонентами, кладут в специальный тканевый треугольник, пришиваемый в качестве оберега к одежде новорожденного ребенка. Совершенно экстраординарным фактом стало случайное обнаружение нами зимой 2015 г. шкурки ежа в одном из полуразвалившихся хорезмских погребений 19 века (?) при осмотре кладбища, расположенного на южной стене Ичан-калы - центральной  исторической части Хивы, окруженной собственными стенами Посмотреть кладбище на  южной стене Ичан-калы в Google Планета Земля. Она была, вероятно, положена в погребение, также в качестве оберега. Повторный осмотр её летом 2017 г. рассеял наши сомнения о том, что это могла быть не шкурка ежа, снятая с животного руками человека, а случайно забравшийся в погребение, погибший и засохший еж.

 

Смотрите видеоматериалы, чтобы подробно познакомится с работой экспедиции в районе хребта Каратау.

 

Поселок Кипчак (Кыпчак). Поиск опытного рыбака Нураддын Ака, о котором нам рассказали в одном из многочисленных рыбных  кафе (балыкхона), расположенных рядом с понтонным мостом через Амударью в пос. Кипчак, беседа с Нураддын Ака при участии нашего водителя Атаназар Ака, отъезд к хребту Каратау на лодке вместе с племянником Нураддын Ака Улугбеком. 27.06.2017 г. Посмотреть место в  Google Планета Земля

 

 

 

Точка Каратау-1. Поиск макробеспозвоночных на дне Амударьи (на мелководье) у правого берега реки с помощью гидробиологического скребка поблизости от мест обитания амударьинских лопатоносов (по опросным данным). Грунт у берега представляет собой смесь  глины и ила. Заиленность у берега значительна, течение спокойное, попадается много затонувших веток и коряг. Фауна беспозвоночных в этом месте богатая. В средней части реки грунт представлен почти чистым песком, течение относительно быстрое, много намывов песка, образующих  острова и мели; беспозвоночные здесь встречаются крайне редко. 27.06.2017 г.  Посмотреть точку Каратау-1 в  Google Планета Земля

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

 

 

 

 

 

Путь от точки Каратау-1 до точки Каратау-2. Биотопы амударьинских лопатоносов. Посмотреть место в  Google Планета Земля

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

Точка Каратау-2. Поиск каменистых участков дна, а также исследование фауны макробеспозвоночных на дне мелководной протоки Амударьи (у правого берега реки) под осыпающимися склонами хребта Каратау. Грунт у берега представляет собой смесь  глины и ила. Заиленность у берега значительна, течение относительно спокойное. Фауна беспозвоночных у берега богатая. В средней части протоки грунт представлен почти чистым песком; беспозвоночные здесь встречаются крайне редко. Ни у берега, ни на середине протоки каменистых участков дна не обнаружено, даже при раскапывании глины и песка. 27.06.2017 г. Посмотреть точку Каратау-2 в  Google Планета Земля

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

 

 

 

 

 

Обследование южной части хребта Каратау было предпринято со стороны поселков Джумуртау и Каратау.

 

Поселок Джумуртау-Точка Каратау-3.

Точка Каратау-3.  Поиск каменистых участков дна в мелководной протоке Амударьи (у правого берега реки) под осыпающимися склонами хребта Каратау выше по течению от точки Каратау-2. Грунт у берега представляет собой смесь песка, глины и ила. Заиленность у берега незначительная. В средней части протоки грунт представлен почти чистым песком. Ни у берега, ни на середине протоки каменистых участков дна не обнаружено, даже при раскапывании песка. 02.07.2017 г. Посмотреть точку Каратау-3 в  Google Планета Земля

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

 

 

 

Точка Каратау-4 (камень). Основное русло Амударьи (у правого берега реки) под осыпающимися склонами хребта Каратау выше по течению от точки Каратау-3. Грунт на дне Амударьи у берега представляет собой каменные осыпи с хребта  Каратау, склоны которого врезаются в воды реки. Течение сильное. Заиленность отсутствует даже у берега. Место может служить нерестилищем для амударьинских лопатоносов и аральского шипа, о поимке которого (в прилове) в 2016 г. в этом районе (пос. Джумуртау) сообщил нам 27.06.2017 г. в поселке Кипчак опытный рыбак Нураддын Ака. 02.07.2017 г. Посмотреть точку Каратау-4 (камень) в  Google Планета Земля

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

 

 

 

 

 

Вид на южную оконечность хребта Каратау со стороны поселка Каратау 30.06.2017 г.Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

 

 

 

 

 

Берег Амударьи в окр. пос. Каратау 02.07.2017 г.

 

Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отчет экспедиции

Алексей Черняк, Дмитрий Палатов, WWF России, Хорезмская Академия Мамуна. Copyright 2017. Все права защищены!

19 июня - 4 июля 2017 года участники проекта предприняли экспедицию в Узбекистан для предварительного обзорного исследования биотопов амударьинских лопатоносов на участке Амударьи ниже Туямуюнской ГЭС (Питнак-Кипчак). В экспедиции приняли участие Алексей Черняк и специалист по водным беспозвоночным научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова, ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН, ФГБНУ ВНИРО Дмитрий Палатов. Со стороны Хорезмской Академии Мамуна экспедиции содействовал куратор проекта по сохранению амударьинских лопатоносов Зокир Раджабов.

Цель экспедиции

Сбор и анализ первичных данных для выявления участков реки, подходящих для нереста амударьинских лопатоносов (Pseudoscaphirhynchus), и мест их нагула  в нижнем течении Амударьи на участке Питнак – Каратау (Хорезмская область и Республика Каракалпакстан Узбекистана) в качестве первого этапа работ по определению статуса деградирующих популяций большого амударьинского лопатоноса (Pseudoscaphirhynchus kaufmanni) и малого амударьинского лопатоноса (Pseudoscaphirhynchus hermanni) и разработки стратегии их сохранения.

Задачи экспедиции

1. Выявление участков реки, подходящих для нереста амударьинских лопатоносов (Pseudoscaphirhynchus) в нижнем течении Амударьи на участке Питнак – Каратау (Хорезмская область и Республика Каракалпакстан Узбекистана).

2. Выявление зон нагула амударьинских лопатоносов (Pseudoscaphirhynchus) в нижнем течении Амударьи на участке Питнак – Каратау (Хорезмская область и Республика Каракалпакстан Узбекистана).

Первоначально мы планировали обследовать  участок нижнего течения Амударьи Ханка-Каратау, однако расширили область исследований, т.к. в апреле 2017 г. получили от местных рыбаков информацию, о наличии участка Амударьи с каменистым дном выше по течению относительно города Ханка в местности Шарлаук в окрестностях города Питнак (в непосредственной близости от Туямуюнской ГЭС). Мы приняли решение обследовать этот район, учитывая редкость участков с каменистым дном в Амударье, вода которой содержит большое количество взвешенных частиц, осаждающихся на дне, образующих наносы, постоянно меняющие рельеф дна, что сводит до минимума число участков реки со стабильным  каменистым дном, пригодным для нереста осетровых рыб.

Работа экспедиции строилась по следующему принципу:

1. Опрос местных рыбаков на предмет наличия участков стабильного каменистого дна в том или ином районе, а также на предмет встречаемости лопатоносов в приловах на том или ином участке реки, их сосредоточения в определенных местах; определение таким образом точек забора бентосных проб, выявление наличия состава и концентрации потенциальной кормовой базы лопатоносов в разных биотопах.

2. Отбор бентосных проб при помощи гидробиологического скребка и дночерпателя Петерсона со всех возможных донных субстратов. Использовать дночерпатель Петерсона не всегда представлялось возможным. Дночерпатель Петерсона не мог, в частности, захватить камни, удерживаемые уплотненной смесью мелкого песка, глины и ила, обрамлявшей их, а также уплотненную смесь мелкого песка и глины, характерной для большей части средней части русла Амударьи (медиаль). В этих случаях нам приходилось нырять с задержкой дыхания и отбирать пробы руками. К сожалению, значительный паводок (около 1.5 м сверх среднего уровня воды в реке) помешал подробному обследованию ряда биотопов. В дальнейшем для массового отбора проб на каменистых грунтах и значительных (от нескольких метров) глубинах понадобится акваланг. Для определения площади участков с каменистым дном будет необходим современный эхолот.

3. Фиксация полученного материала для последующего лабораторного анализа; фиксация координат и треков в обследованных точках с помощью GPS-навигатора.

Пробы бентоса были отобраны на нескольких участках на отрезке Амударьи Питнак-Кипчак (преимущественно Ханка-Кипчак), с 22.06.2017 по 27.06.2017. Всего было собрано 23 пробы, как в самой реке, так и в придаточных водоемах.

В целом, фауна макробеспозвоночных на исследованном участке Амударьи существенно обеднена. Суммарно удалось обнаружить не более 80 видов, часть из которых была интродуцирована в водоемы Средней Азии в течение последних 70 лет.

На протяжении всего исследованного участка реки (участок Питнак-Кипчак) сообщества донных беспозвоночных демонстрируют сходную структурно-функциональную организацию. Повсеместно наблюдается схожая картина распределения комплексов беспозвоночных на поперечном профиле реки, что объясняется разными типами донного субстрата в средней ее части (медиали) и у берегов (рипали). Таким образом удалось обнаружить и описать несколько вариантов донных биотопов и, соответственно, сообществ макробеспозвоночных.

Наиболее бедны сообщества беспозвоночных, формирующиеся на плотных песчано-глинистых грунтах в средней части реки (медиали). На глинистом субстрате обнаруживались лишь случайно занесенные, единичные экземпляры хирономид. Видимо, постоянное население здесь отсутствует. Мелкий песок (обычно с примесью глины) формирует дно и в медиали и иногда в рипали, спрессовывается на сильном течении, что затрудняет перемещение донным беспозвоночным в его толще. Здесь отмечены лишь специализированные личинки некоторых хирономид из комплекса родов, близких к Harnischia (например, личинки своеобразных, еще не описанных хирономид, ранее известных как larva amudarjensis sensu Pankratova, 1980), псаммореофильные (обитающие на песке на сильном течении; от греч. psámmos - песок, rhéos - течение и philéo - люблю) личинки мокрецов Macropeza albitarsis Meigen, 1818 и стрекозы Stylurus flavipes liniatus Bartenef, 1929, представленные личинками первых возрастов. Суммарная биомасса бентоса невелика и составляет не более 0.2-0.4 гр/м2.

Более разнообразны комплексы беспозвоночных, связанные с илами. Илы откладываются у берегов реки (в рипали), где течение умеренное, а также по всему поперечнику реки в местах, где установлены постоянные понтонные мосты, практически лежащие на дне и замедляющие течение. Здесь преобладают личинки комаров семейства Chironomidae: Polypedilum cf. aegyptium Kieffer, 1925, Tanypus vilipennis (Kieffer, 1918) и некоторые другие. Встречаются поденки рода Caenis spp. (3 вида: C. pseudorivulorum Keffermüller, 1960, C. macrura Stephens, 1835 и C. robusta Eaton, 1884), а также личинки слепней (сем. Tabanidae: Chrysopssp.) и мокрецов (сем. Ceratopogonidae: Palpomyia sp.). Локально высокой численности (100 и более экз/м2) достигают трубочники Branchiura sowerbyi Beddard, 1892. Из мейобентоса (организмы размером менее 1 мм и более 0,032 мм) здесь удалось обнаружить небольшие скопления Chydoridae (семейство из отряда ветвистоусых ракообразных Cladocera) и Harpacticoida (отряд в подклассе веслоногие ракообразные (Copepoda).

На участках с ослабленным течением над илистыми грунтами наблюдаются многочисленные стаи Mysidae, сформированные двумя видами рода Paramysis: мелким, но многочисленным Paramysis intermedia (Czerniavsky, 1882) и более крупным и относительно редким P. kessleri (Grimm, 1875). Это интродуцированные формы, завезенные в Амударью (и в другие водоемы и водотоки Средней Азии) в конце 1960-х, начале 1970-х годов. Скопления мизид достигают высокой численности (20-50 экз/м2 и более) и биомассы и являются ценным кормовым ресурсом для многих видов рыб, включая лопатоносов.

В рипальной зоне на погруженной в воду амфибиотической растительности (произрастающей как около воды, так и в воде; греч. amphi - вокруг, около, с обеих сторон и bios (biotikos) - жизнь) преобладают активно плавающие поденки из сем. Baetidae: Baetis (Labiobaetis) desertus (Novikova et Kluge, 1987), эндемичные для Центральной Азии и ранее известные только из реки Чу (южный Казахстан), а также широкораспространенные Baetis (Nigrobaetis) digitatus Bengtsson, 1912. Кроме того, здесь же можно наблюдать специфических центральноазиатских Heptagenia perflava Brodsky, 1930, ранее уже отмечавшихся для нижней Амударьи (Клюге, 1987). На слабом течении в этом биотопе встречаются также лимнофильные (обитающие в спокойной воде; от греческого límne - озеро, пруд и philéo - люблю) личинки ряда видов стрекоз, поденки Cloeon dipterum Linnaeus, 1761 и моллюски Physella acuta (Draparnaud, 1805) и Radix spp. Локально в прибрежной зоне наблюдаются большие скопления жуков-вертячек - Aulonogyrus concinnus Klug, 1834 и Gyrinus distinctus Aubé, 1864.

Наибольшей суммарной биомассой характеризуются сообщества бентоса, формирующиеся на затопленных древесных объектах, кустах и ветках тугайчи, находящихся на течении (от 0.3 m/s). Здесь преобладают личинки ручейников Hydropsyche sp. (300-400 экз/м2), поденки H. perflava, хирономиды Orthocladius spp. Единично, но достаточно регулярно встречаются ксилофильные (обитающие на мертвой древесине, от греч. xýlon - не живое дерево и philéo - люблю) жуки Potamophilus acuminatus (Fabricius, 1792) и ручейники Triaenodes (Ylodes) kawraiskii (Martynov, 1909).

Видимо, именно этот биотоп населяют и крупные креветки Macrobrachium nipponense (De Haan, 1849), вселенные в Амударью в 1970-е годы. Поверхность коряг и других затопленных древесных объектов обрастает колониями мшанок, преимущественно родов Plumatella и Victorella, при заилении на ее поверхности массово поселяются олигохеты Nais spp.

В районе горного хребта Каратау (отроги горного массива Султан Уиздаг), в таких биотопах значительную роль начинают играть фильтрующие личинки мошек рода Psilocnetha. Личинки мошек являются ярко выраженными реофилами, обитающими (образующими массовые скопления) на участках водотоков со стабильно сильным течением. Их высокая концентрация в р-не хребта Каратау может свидетельствовать о том, что на данном участке реки относительно высокая скорость течения сохраняется в течение длительного времени (видимо, в течение всего года, в т.ч. и в межень (в период низкого уровня воды). Данный аспект оказывается значимым, если предположить, что на обнаруженном нами в этом районе участке с каменистым дном нерестятся лопатоносы, икре которых необходим достаточно стабильный гидрологический и кислородный режим в период развития эмбрионов.

Обнаруженные мошки относятся к роду Psilocnetha и, вероятно, новому для науки виду (для подтверждения этой гипотезы необходимо изучение взрослых самцов). Этот род ранее не отмечался для Аму-Дарьи и ее бассейна, хотя один его представитель, Psilocnetha almae, ранее был описан из р. Чу (Юж. Казахстан). Личинки и куколки, собранные нами, отличаются от таковых, описанных для P. almae. Остальные представители этого рода населяют водотоки северной (р. Нил) и центральной Африки.

В силу значительного паводка нам не удалось подробно обследовать население каменистых субстратов. Один из участков дна с каменистым грунтом был обследован нами в окр. пос. Питнак (местность Шарлаук) и был населен типичными для данного биотопа полуприкрепленными фильтрующими формами: личинками ручейников рода Hydropsyche и личинками хирономид рода Rheotanytarsus. Другой участок дна с каменистым грунтом был обнаружен в конце экспедиции у южной части хребта Каратау (окр. пос. Каратау). Обследовать его не было возможности. Скорее всего, в действительности население этого биотопа существенно богаче, чем нам удалось зафиксировать.

Мокрые илы вдоль кромки воды населены амфибиотическими янтарками Oxyloma и Succinea, реже – прудовиками Orientogalba viridis Quoy et Gaimard, 1833. В водоемах поймы обнаружены разнообразные личинки стрекоз (например, многочислены личинки Anax spp.), нотериды, плавунцы, интродуцированные (вместе с толстолобиком) из бассейна Янцзы двустворчатые моллюски Sinanodonta, гастроподы Gyraulus, Radix и Trochorbis.

Наши предварительные исследования указывают на равномерное распределение по руслу исследуемого участка Амударьи кормовых организмов, пригодных как для самих лопатоносов и их молоди (личинки насекомых, ракообразные, черви), так и мелкой рыбы, которая с определенного возраста начинает составлять значительную долю в рационе взрослых лопатоносов (Сагитов Н. И. Питание молоди большого амударьинского лопатоноса // Узбекский биологический журнал – 1971. – №. 5. – стр. 64-65) Скачать статью в pdf. Мы не обнаружили определенных нагульных участков. Концентрация кормовых организмов наблюдается у берегов (рипаль) равномерно вдоль русла реки, что определяет необходимость для лопатоносов постоянно совершать перемещения вдоль берегов  (рипаль) на незначительные расстояния, охотясь  как на самих  беспозвоночных, так и на привлеченную ими молодь других рыб. Отсутствие протяженных перемещений амударьинских лопатоносов отмечалось также  Владимиром Сальниковым, проводившим в середине 2000-х годов исследования миграционной активности лопатоносов в Туркменистане (В.Б. Сальников (Национальный институт пустынь, растительного и животного мира Министерства охраны природы Туркменистана), Б.Р. Кухайда (Университет Штата Алабама, США), Р.Л. Мейден (Университет Сент-Луиса, США). Исследование биотопического распределения и миграционной активности большого амударьинского лопатоноса с применением современных методов мечения рыб. Доклад, 2006 г. Скачать pdf).

Особым биотопом искусственного происхождения являются понтонные мосты, перекрывающие русло, практически лежащие на дне на песчано-глинистых наносах (со значительным скоплением ила), образованных за многие годы сдерживанием течения реки в этих местах. Такие искусственные биотопы отличаются высокой локальной концентрацией разнообразных кормовых организмов в поперечном срезе русла Амударьи. Кроме того, несмотря на наличие многочисленных проходов для рыбы между понтонами, составляющими мост, рыбам приходиться на некоторое время задерживаться здесь для поиска прохода, тем более, что в этих местах они находят изобилие корма. Один такой биотоп нам удалось подробно обследовать в районе города Ханка. Эпизодическая концентрация здесь особей большого амударьинского лопатоноса обеих форм подтверждается не только опросом местных рыбаков, но также нашим собственным опытом лова лопатоносов в 2014-2015 гг. для бассейнового  мини-комплекса Хорезмской Академии Мамуна в Хиве. Причем в этом месте наиболее эффективным методом лова были ставные сети, а не бредень, который обычно использовался для лова лопатоносов вдоль русла реки. Понтонные мосты требуют особенно пристального наблюдения для предотвращения браконьерства амударьинских  лопатносов, о причинах которого будет сказано в заключительной части отчета.

Как уже говорилось, участки дна с каменистым грунтом были отмечены в двух местах исследуемого отрезка нижнего течения Амударьи (Питнак-Кипчак).

В местности Шарлаук («бурлящая вода» узб. яз.) в  окрестностях города Питнак и в непосредственной близости от Туямуюнской ГЭС местные рыбаки указали нам два участка с каменистым дном. На одном участке мы подтвердили наличие камня (песчаник или известняк?), залегающего на незначительной глубине в плотной смеси мелкого песка и глины в условиях значительного течения. На стабильное присутствие камня в этом месте нам указали местные рыбаки. Происхождение этого камня, отсутствие песчано-глинистых наносов поверх него в этом месте остается для нас неясным, т.к. в окружающем ландшафте не наблюдается выходов никаких скальных пород; аллювиальные отложения у берега также не обнаружены. Возможно, что мы имеем дело с выходом неких пород, повсеместно скрытых под слоем песка и вскрытых (подмытых) на данном локальном участке дна водами реки в силу особенностей рельефа и особого гидрологического режима. В любом случае первичные данные, полученные нами, требуют дальнейшего всестороннего анализа и дополнительных исследований, направленных как на подтверждение или опровержение нереста амударьинских лопатносов на этом участке, так и на изучение его происхождения  и гидрологического режима в случае подтверждения нерестовой  активности лопатоносов в этом месте.

Второй участок в местности Шарлаук, расположенный на окраине города Питнак, в силу  значительной глубины и отсутствия акваланга нам исследовать не удалось. Дночерпатель Петерсона не смог захватить такой плотный и тяжелый грунт, тем более при сильном течении, опрокидывавшем его на  бок. В данном случае нам пришлось ограничиться фиксацией координат этого места.

Опрос местных рыбаков показал, что в районе Шарлаук наблюдаются эпизодические скопления амударьинских лопатоносов. Однако никто из рыбаков не смог определенно указать на какую-либо сезонность или периодичность этого явления.  Создается впечатление, что прилов лопатоносов носит случайный характер, что рыбы постоянно перемещаются на определенных участках реки в поисках кормовых организмов на незначительные расстояния.

Далее на протяжении всего исследуемого отрезка реки участков с каменистым дном не отмечалось до последней намеченной точки исследований – хребта Каратау. Хребет Каратау, являющийся отрогами горного массива Султан Уиздаг, - представляет собой древнее деградирующее (осыпающееся) геологическое образование. Хребет тянется вдоль правого берега Амударьи, его западные склоны омываются водами её протоков, а также основного русла в южной части хребта ближе к пос. Каратау.  Горные породы осыпаются непосредственно в реку, однако, как нам удалось выяснить, эти каменистые осыпи быстро заносятся слоем мелкого плотного песка с примесью глины (а у берегов - глиной и илом) в протоках Амударьи. Такие биотопы занимают более половины зоны сопряжения отрогов хребта Каратау с водами Амударьи, вытянутой с юга на север. Только на основном русле Амударьи  в южной части хребта Каратау, примыкающей к пос. Каратау, вероятно, в силу особого гидрологического режима (водоворотов, образующихся вдоль скальных отрогов, врезающихся в воды реки, и направленных против течения) были обнаружены участки дна с каменистым грунтом, представляющим собой осыпи скальных пород хребта Каратау. Течение в этом месте сильное и, вероятно, стабильное, на что косвенно указывает наличие именно в районе хребта Каратау фильтрующих личинок мошек рода Psilocnetha, являющихся выраженными реофилами, обитающими (образующими массовые скопления) на участках водотоков со стабильно сильным течением. Эти личинки не были отмечены нами нигде выше по течению Амударьи. Если предположить, что лопатоносы нерестятся в этом районе, то стабильность гидрологического режима в период нереста и развития икры приобретает особое значение. Дальнейшие исследования с применением средств эхолокации и акваланга в разные сезоны года (особенно в весенний период), в периоды паводка и межень помогли бы уточнить площадь участка (участков) дна, покрытых каменистыми осыпями, определить их пригодность для нереста амударьинских лопатоносов, дать в дальнейшем  основания для запроса разрешения на лов лопатоносов в этом месте без изъятия из природы с целью  полевой УЗИ-диагностики и определения наличия (временной концентрации) готовых к нересту самцов и самок с созревшей икрой. Опыт УЗИ-диагностики пола и степени полового созревания у обеих форм большого амударьинского лопатоноса, приобретен нами при содействии специалистов Всероссийского научно-исследовательского института пресноводного рыбного хозяйства (ВНИИПРХ) Алексея Мышкина и Дмитрия Балашова в бассейновом мини-комплексе Хорезмской Академии Мамуна в Хиве, где содержится небольшая резервная группа амударьинских лопатносов, выловленных нами в 2014-2015 гг. на основании соответствующих разрешений, и где ведутся экспериментальные работы по выработке методик содержания и искусственного воспроизводства амударьинских лопатносов в бассейновых условиях (смотрите материал "Амударьинские лопатоносы (Хорезм). УЗИ-диагностика половой принадлежности и степени полового созревания").

Беседа с опытнейшим рыбаком Нураддын Ака в пос. Кипчак показала, что в районе горного Хребта Каратау (населенные пункты Джумуртау, Каратау, Кипчак) амударьинские лопатоносы обитают постоянно. Однако ни он, ни другие рыбаки не смогли указать на какую-либо сезонность или периодичность, характеризовавшуюся бы преимущественными приловами лопатоносов. Нуррадын Ака сказал, что поимка лопатносов представляет собой «игру» (лотерею) без гарантии на успех.  Он подтвердил информацию, слышанную нами от многих старых рыбаков о том, что в 1970-е годы число лопатоносов в приловах было несоизмеримо больше, чем в последние десятилетия. Как и в других местах исследуемого  отрезка Амударьи создается впечатление, что прилов лопатоносов носит случайный характер, что рыбы постоянно перемещаются на определенных участках реки в поисках кормовых организмов на незначительные расстояния. По поводу нерестовой активности лопатносов в районе хребта Каратау из опросов рыбаков удалось узнать не много, а именно, что рыбы с икрой эпизодически попадаются и что временами попадается молодь размером 5-7 см.

Интересной попутной информацией явился рассказ Нураддын Ака о  прилове в 2016 г. в этом районе (ближе к пос. Джумуртау) другого представителя осетровых - аральского шипа (Acipenser nudiventris Lovetzsky) весом около 10 кг. Это пока единственный известный нам случай поимки аральского шипа в Амударье с середины 1990-х гг. (В 2014 г. в доме одного из опытных рыбаков Алексеем Черняком была переснята фотография аральского шипа, пойманного в районе города Ургенча в середине 1990-х гг.). Со времени деградации Аральского моря, где ранее обитал (нагуливался) аральский шип, его популяция деградировала быстрыми темпами, и к настоящему времени считалась исчезнувшей не только в Аральском море, но и в Амударье, где аральские шипы нерестились и где обитала их молодь до выхода в море. Причем заходившие на нерест в Амударью аральские шипы в 1970-е гг. достигали по словам Нураддын Ака  веса 70-80 кг. Информация о поимке относительно небольшой особи аральского шипа в 2016 г. дает основание надеется на формирование и сохранение в Амударье небольшой пресноводной популяции аральского шипа. Здесь могла сформироваться карликовая форма аральского шипа, учитывая, что кормовая база, которую аральские шипы могут найти в Амударье несоизмеримо меньше, чем та, которую они находили в Аральском море до его деградации. Однако правомерно также предположить, что в Амударье сохранились лишь отдельные не воспроизводящиеся особи аральского шипа, не способные достичь значительной навески по причине сравнительно скудной кормовой базы.

Полное отсутствие информации о приловах лопатоносов на участке Амударьи, расположенном на 10-30 км выше южной оконечности хребта Каратау (в районе заповедника Бадай Тугай и выше) позволило выдвинуть следующую гипотезу, которую предстоит подтвердить  или опровергнуть в ходе дальнейших исследований. Амударьинские лопатоносы, возможно, нерестятся в районе города Питнак (местность Шарлаук), причем их молодь постепенно скатывается вниз по течению Амударьи  максимально на 70-80 км до района городов Ханка (место нашего лова лопатоносов в 2014-2015 гг.), Ургенч и немного ниже. В 2014 г. в районе города Ханка было выловлено несколько экземпляров молоди лопатносов средней длиной 7 см., причем один из них был пойман в присутствии Алексея Черняка, который зафиксировал этот факт на видео (смотрите видео о лове лопатоносов в декабре 2014  г. в материале «Амударьинские лопатносы (Хорезм)»).  На участке Амударьи Питнак-Ургенч молодь, обосновавшаяся в том или ином месте, нагуливается, перемещаясь в поисках пищи по руслу реки на расстояния, не превышающие 15-20 км. Особи, достигшие половой зрелости, на нерест возвращаются в район города Питнак. Этим может объясняться отсутствие  информации о приловах лопатоносов на участке Амударьи, который начинается примерно на 20 км ниже по течению реки от города Ургенч и заканчивается примерно на 10 км выше по течению реки от поселков Каратау и Джумуртау. До этого участка молодь лопатоносов, а также и нагуливающиеся взрослые особи не доходят от исходной точки выхода из икры в районе города Питнак. Другая исходная точка нереста и выхода молоди расположена уже  ниже указанного участка в районе поселков Каратау и Джумуртау; ниже  этих поселков лопатоносы встречаются до поселка Кипчак (последний пункт наших исследований) и, вероятно,  на 60-70 км ниже по течению реки от поселка Кипчак (почти до города Нукус), что нам ещё предстоит выяснить в будущем.

Еще один аспект, затрагивавшийся участниками экспедиции в беседах с местным населением – браконьерство в отношении амударьинских лопатоносов на территории Хорезмской области и Каракалпакстана. В ходе бесед с местным населением была в очередной раз подтверждена собранная ранее информация о большом спросе на амударьинских лопатоносов (местное название «бакра», где буквой «а» обозначается звук хорезмского диалекта узбекского языка средний между звуками  русского языка [a] и [э]). «Бакра» на узбекском языке (а также на казахском и, вероятно, на других тюркских языках означает «осетр»). В Хорезме и Каракалпакстане этим словом обычно называют именно лопатоносов. Однако старые рыбаки, которые помнят времена, когда в Амударье регулярно встречались  аральские шипы, лопатоносов называют «таш бакра» («таш» - камень, узб. яз.),  а шипов – просто «бакра» или «чистый осетр». Лопатоносы по стойкому  убеждению местных жителей Хорезмской области и смежных районов Каракалпакстана - эффективное средство от женского бесплодия. Этот феномен является, вероятно, результатом своеобразной трансформации доисламских верований населения Хорезма. Рыбы вообще, а тем более лопатоносы с их необычной и даже выдающейся внешностью, вероятно, рассматривались в доисламские времена как существа, связанные с культом плодородия, а возможно, и с женскими божествами плодородия (Ардвисура Анахита - Амбар-она (мать Хубби) - Амбарджон-сахоба; подробнее о культе плодородия в Хорезме читайте книгу  Глеба Павловича Снесарева «Реликты домусульманских верований и обрядов у узбеков Хорезма». Академия наук СССР, Институт этнографии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая, Издательство "Наука", Москва 1969 г., стр. 234-265 Скачать книгу в pdf). Подтверждением этому служат дошедшие до наших дней своеобразные хорезмские легенды о рыбе «бакра». Одну из них мы записали в ходе этой экспедиции (её рассказал нам старый рыбак из пос. Кипчак Нураддын Ака). Подробнее с этим вопросом можно  ознакомиться в материале «Амударьинские лопатоносы и другие рыбы, а также мифические существа, связанные с водной стихией, в культуре народов Центральной Азии». Вероятно, в доисламские времена существовал запрет на лов и употребление этой рыбы (возможно, даже  на изображение её). Однако после прихода Ислама в Хорезм в IX в. старые верования постепенно уходили в прошлое,  а былые представления о рыбе «бакра» сохранились в легендах и в убеждении, что «бакра» может помочь женщинам в качестве средства от бесплодия.  Для этого лопатоноса нужно съесть в вареном виде, либо высушить, растолочь и съесть, положив полученный из сушенного лопатоноса  порошок под язык. В смежных с Хорезмом районах Каракалпакстана считается также, что порошок из лопатоноса служит средством для повышения мужской потенции. Трудно переоценить спрос на подобное средство в регионе, где рождением детей в значительной степени определяется благополучие новой семьи.

Очевидно, исключительно запретные меры вряд ли решат проблему браконьерства при таком положении вещей. Наряду с усилением контроля в местах обитания и, особенно, нереста лопатоносов (места нереста ещё предстоит подтвердить), необходимо решить вопрос о введении амударьинских лопатоносов в местную аквакультуру.

Планы на будущее

Исходя из собранных предварительных данных участники проекта планируют провести серию исследований следующих участков нижнего течения Амударьи: Питнак-Ханка, Каратау-Нукус, сделав особый упор на обследование уже обнаруженных участков с каменистым дном в разные сезоны (особенно весной), при разных гидрологических режимах (межень-паводок) с использованием средств эхолокации и акваланга. Мы также планируем запросить разрешение на лов лопатоносов в этих местах без изъятия из природы с целью  полевой УЗИ-диагностики и определения наличия (временной концентрации) готовых к нересту самцов и самок с созревшей икрой. Для реализации этих задач в полной мере нам предстоит произвести беспрецедентный для данного проекта сбор средств для приобретения эхолокационного оборудования, портативного аппарата УЗИ, плавсредства (надувной лодки) и надежного лодочного мотора (необходимо учесть, что значительная часть времени была потеряна на техническую подготовку старых лодок и лодочных моторов, которыми пользуются местные рыбаки, а также их ремонт в полевых условиях и даже эвакуацию).

 

Дополнительная информация по обработке собранных энтомологических материалов Дмитрием Палатовым

"Необычные" двукрылые, собранные во время экспедиции:

Chironomini gen? l. amudarjensis sensu Pankratova, 1980 - характерные личинки, впервые обнаруженные в нижнем течении Аму-Дарьи в 1930-е годы. До сих пор не ассоциированы со взрослыми особями. По всей видимости, эндемик региона, причем на родовом уровне. Биология и экология не изучены. Необходимы эксперименты по выведению взрослых особей.

Acalcarella nucus Pankratova, 1950 - вид с очень слабо изученной экологией и биологией, эндемик региона, относится к реликтовому роду с резко дизъюнктивным ареалом (другие представители рода известны из Канады и Испании).

Все эти группы никогда ранее не подвергались изучению с помощью современных молекулярно-генетических методов, позволяющих установить их родственные связи, предложить теории происхождения и т. д.

Для проведения молекулярно-генетических и тонких морфологических исследований часть собранного материала была передана для изучения в крупнейшие научные институты:

1. Psilocnetha  sp. - Санкт-Петербург, Зоологический институт Российской Академии наук, Айбулатову С.В. (специалист по мошкам Simuliidae).

2. Chironomini gen? l. amudarjensis sensu Pankratova, 1980 - Владивосток, Биолого-почвенный институт Дальневосточного Отделения Российской Академии Наук, Макарченко Е.А. (один из ведущих мировых специалистов по хирономидам Chironomidae).

3. Chironomini gen? l. amudarjensis sensu Pankratova, 1980 и Acalcarella nucus Pankratova, 1950 - Санкт-Петербург, Зоологический институт Российской Академии наук, Пржиборо А.А. (специалист по водным двукрылым).

4. Radix spp. и Sinanodonta sp. - Архангельск, Институт экологических проблем Севера Уральского отделения Российской Академии наук, Болотову И.Н. (специалист по молекулярно-генетическим исследованиям пресноводных моллюсков).

5. Ochthebius sp. - Ярославская обл., пос. Борок, Институт биологии внутренних вод им. И.Д. Папанина Российской Академии Наук, Прокину А.А (специалист по водным жесткокрылым подотряда Polyphaga).

 

Дополнительные фото- и видео материалы по энтомологии в пос. Кипчак (27.06.2017 г.)

 Амударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) КаратауАмударьинские лопатоносы (биотопы нижнего течения Амударьи) Каратау

 

 

 

 

 

Сбор паразитических мух семейства Кровососки (Hippoboscidae), обнаруженных на собаке в поселке Кипчак. 27.06.2017 г. Посмотреть место в  Google Планета Земля

Кровососки (Hippoboscidae) паразитические двукрылые (отряд Diptera), обитающие в шерсти млекопитающих и в перьях птиц. Их плоское тело с плотно прижатыми крыльями идеально приспособлено  к передвижению в шерсти или перьях. Они постоянно питаются кровью хозяев, причиняя им большое беспокойство болезненными укусами колющем хоботком. Кровью питаются и самцы, и самки. Самки при этом обеспечивают питанием не только себя, но и свое потомство. Их яйца, а затем и личинки развиваются в теле самки. Пищей личинкам служат выделения специальных придаточных желез. Яйца в яичниках образуются поочередно. Таким образом, самка единовременно выкармливает только одну личинку. Личинка растет в теле материи покидает его на стадии предшествующей окукливанию, чтобы сразу забраться в почву и окуклится. В это время у самки созревает очередное яйцо и цикл повторяется. Из куколки же выходит новая кровососка и ждет хозяина, при приближении которого она перелетает или перелезает на  него. Некоторые виды кровососок, обитающие на птицах,  проходят весь жизненный цикл в гнездах своих хозяев. У некоторых видов семейства крылья отсутствуют, другие избавляются от них, найдя хозяина и окончательно устроившись на нем. В Подмосковных лесах на человека  нередко слетает оленья кровососка (Lipoptena cervi L.),  которую в народе называют «лосиной мухой» или  «лосиной  вошью». В Узбекистане это пока единственный в нашей практике случай встречи с мухами этого семейства. На человека они перелетать не пытались.

Жизнь животных в 6 томах. Том 3. Беспозвоночные, Членистоногие (окончание).  Москва. Издательство  «Просвещение», 1969 г., стр. 522-523.

Amu Darya Shovelnose Sturgeons

Амударьинские лопатоносы

Сохранение биоразнообразия

Европейская часть России

Дальний Восток России

Бурятия

Центральная Азия

Ближний Восток

Западная Африка

О проекте

Уважаемые гости! Этот сайт о путешествиях, цель которых - ознакомление с жизнью на Земле в различных её формах и проявлениях как в сфере флоры и фауны, так и человеческих социумов. Сайт посвящен замечательному британскому натуралисту Дэвиду Аттенборо. Сайт находится в стадии разработки и регулярного обновления.

Контакты

Алексей Черняк

alexeycherniak@yandex.ru

Copyright 2016 

Все права защищены!